Зачем Тверской области «прослойка» профессионалов

11 октября 2017 в 11:05, просмотров: 6661
Зачем Тверской области «прослойка» профессионалов
Фото: Александр Солодков

Пару лет назад в одном из самых запущенных муниципальных образований Тверской области случилось на первый взгляд рядовое, но очень показательное событие: местный высокопоставленный чиновник напутствовал школьников-медалистов. Прозвучало много фраз о светлом будущем талантливых детей, об открывающейся перед ними широкой дороге, о любви к малой родине, о важности корней и о том, что не нужно никуда уезжать, а лучше остаться дома. И все бы ничего – но чиновник, поучавший лучших выпускников города, не сумел в свое время осилить и десятилетнюю школьную программу, добыв школьный аттестат в тридцать лет, когда уже плотно сидел в депутатском кресле и активно входил в местную политику и коммерческую движуху.

Награждение школьников происходило на крайне удручающем фоне: о коррупции и криминале на территории не говорил (и не писал) только ленивый, кипели уголовные дела, а население в скрытой и явной форме ненавидело местную власть. Медалисты промолчали, но на лицах ребят читался вопрос: какое будущее у молодежи может быть в муниципальном образовании, где первую скрипку во власти играет двоечник? О каком росте и развитии идет речь, если все кабинеты во власти заняты дочками, племянниками, братьями и сватьями чиновников и за свои кресла они готовы биться любыми методами? Как вменяемый молодой человек с багажом знаний, амбициями и желанием работать на результат может вписаться в местечковую коррупционную систему, живущую по понятиям, а не по законам Российской Федерации? Что общего может быть у талантливой молодежи с безграмотными и беспринципными «деятелями», которые влетели во власть на мутной волне девяностых, на фоне общего бардака, крушения ценностей, развала экономики и социалки? Да ничего! И пока это так, «вымывание» кадров и бегство отличников в столицы не остановить.

Свое время – свои герои

Это была присказка. Пора поговорить об очень серьезной вещи: о том, как формировались в свое время элиты в стране в целом (и в Тверской области в частности), и почему федеральная власть запустила в итоге по всей вертикали масштабный процесс смены элит.

Есть закономерность: в смутное время волна потрясений выносит наверх много случайных людей – авантюристов, мошенников, «комбинаторов», манипуляторов - одним словом, тех, у кого есть единственный талант: сильный инстинкт выживания. Так бывает во время войн, революций, политических коллапсов и прочих кризисов. И именно так случилось в России в девяностые. После того как рухнула промышленность, без работы остались целые профессиональные прослойки – инженеры, конструкторы, технологи с красными дипломами, огромным багажом знаний и опытом работы оказались выкинуты на улицу и никому не нужны. Пачками закрывались НИИ с изобретателями, рационализаторами, младшими и старшими научными сотрудниками. Крутые хирурги, заслуженные учителя, победители международных музыкальных конкурсов, тренеры-чемпионы месяцами сидели без зарплаты, в одночасье перекочевав из ранга интеллектуальной элиты в касту униженных, нищих, не нужных государству париев. Из всех сфер, которые не могут жить и развиваться без образованных, профессиональных кадров, шло паническое бегство. Интеллектуальная, техническая, научная элита страны шла торговать с лотков и училась вести свой маленький бизнес. Рухнула армия, рухнул спорт: молодые парни, оставшись без привычных занятий, без понятного будущего и без денег, уходили в криминальные группировки, и многие очень скоро оказались на кладбище.

Во власти в это время творился бардак. За примерами далеко ходить не нужно: Тверская область в девяностые обсуждала странные исчезновения своего руководителя, гадая, в запое он или в казино, и кто из приближенных пользуется беспомощным состоянием своего шефа. Кадровая политика в это время выдавала такие коленца, которые и не снились авторам учебников по «тим-билдингам» и «эффективным менеджментам» - порой резкий карьерный рост случался после вовремя выпитой с нужными людьми рюмки, вовремя наведенного марафета, удачно рассказанного анекдота, ну и, конечно, во все стороны разрастались раскидистые генеалогические древа. Во власть и околовластный бизнес заходили не в одиночку – целыми династиями: со всеми детьми, дальними родственниками и бывшими сослуживцами. Ни о каком профессионализме, кадровом резерве, выращивании смены речи не шло: будущая элита по умолчанию росла дома у чиновников и владельцев коммерческих монополий.

Говоря об экономическом ударе, нанесенном стране в девяностые, никто до сих пор почему-то не подсчитал тот скрытый ущерб, который стране нанес разгром профессиональных кадров. Все эти люди получили бесплатное образование за счет государства, на них тратили время, силы, ресурсы на тех предприятиях, где они потом стажировались, получали профессиональные навыки, приобретали опыт. Но в девяностые эти подготовленные кадры ушли в никуда, не подготовив смену, не продолжив преемственность. И когда жизнь в государстве вошла в колею, когда Россия вернулась в большую внешнеполитическую игру и экономическую конкуренцию, когда опять пришло время больших проектов, мы строим Крымский мост, приводим в порядок федеральные трассы, импортозамещаем, открываем парки европейского уровня и много чего еще, вдруг выяснилось, что самая дефицитная вещь – это профессионалы, и их срочно нужно растить.

Кто вы, технократы?

Но перейдем к процессу, который федеральная власть в настоящее время запустила на всем пространстве страны. Второй год идет смена российского губернаторского корпуса: на смену военным, политикам, выходцам из местечковых бюрократических и коммерческих кланов приходят управленцы так называемого «путинского созыва» - люди, имеющие опыт работы в федеральных структурах, но вошедшие в государственную элиту уже после лихих девяностых, когда государство перешло в режим «собирания камней», строительства заново властной вертикали и экономики. Да, для отдельных регионов с очень специфичными традициями делаются исключения, но общая тенденция налицо: в моде технократия.

Это слово звучит часто, но его значение стоит расшифровать: технократ – это человек, который обладает некими профессиональными знаниями и навыками. Это научно-технические специалисты, это инженеры и технологи, это профессиональные управленцы, опирающиеся в работе на здравый смысл, логику, знания, ориентированные на результат. Никаких задушевных рюмок, круговых порук, потакания чиновничьим личным слабостям, аппетитам и «дружба превыше дела» в технократической концепции нет.

Нетрудно догадаться, что означает эта смена элит на уровне губернаторского корпуса: федеральный центр, отправляя в регионы управленцев новой волны, отправляет вместе с ними на территории новую государственную идеологию, новые социально-экономические задачи и одновременно запускает процесс обновления региональных элит.

Потому что в одну упряжку впрячь не можно коня и трепетную лань. Если мы хотим, чтобы наши ракеты летали в космос, наша промышленность шла по пути модернизации и высокой производительности, наши технологии были конкурентоспособны, бюрократия быстрой и поворотливой, и обо всем этом рассказывалось в простой и умной форме, элиты родом из девяностых должны сменить элиты, основанные на личных профессиональных качествах.

А это значит, что должны появиться лифты для молодежи, должна возобновиться разорванная в девяностые цепочка передачи опыта и навыков от профессионалов старшего возраста подрастающему кадровому резерву. Это значит, что в элитах разного уровня должны завестись новые ценности и четкое понимание: смутное время давно прошло, власть – это не жир, куда можно влезть ногами, а круглосуточная пахота на государство, и побочный продукт этой пахоты – рост личной профессиональной компетенции и деловой репутации. Скажете, это нормальное положение вещей? Но возвращение к норме в рамках огромной страны идет не один год, наталкиваясь на бюрократические проволочки, местные традиции и то, что называется сопротивлением среды. Да, все вроде как понимают, что элитам нужно обновляться вместе со сменой государственных курсов и повесток: но попробуй выкури из насиженного кресла в том же далеком муниципалитете чиновника, обложившегося со всех сторон родственниками и «крышами»! А такое у нас – повсюду, какую сферу ни возьми.

Пирожник и сапожник

Процесс кадрового обновления, запущенный на федеральном уровне, мы наблюдаем и в тверском регионе: с приходом в область губернатора Игоря Рудени в региональном правительстве и в ряде ключевых сфер появилось много новых лиц.

За примерами далеко ходить не нужно: столько молодежи, сколько мы видели на недавних праймериз партии власти накануне выборов в Тверскую городскую думу, не было никогда ни на одном предварительном голосовании. Буквально на днях в правительстве появился новый зампред по ЖКХ и новый руководитель у РЭК. Через сопротивление, через выстроенные местными чиновниками редуты, через выборные процессы и внутренние, скрытые от глаз населения, баталии, идет процесс смены элит в муниципалитетах.

И очень важно, чтобы этот процесс, запущенный на самом высоком, федеральном уровне дошел до «земли», был доведен до конца. Если это случится, если он не разобьется о местечковые бюрократические скалы, местечковые интриги и финансовые аппетиты, все встанет на свои места. Учителя будут учить, врачи лечить, историки заниматься историей, менеджеры менеджментом, строители – строительством… А талантливая молодежь – работать и развиваться в выбранной профессиональной сфере, четко зная: социальный лифт на малой родине существует не только для мажоров из особо значимых семей, не только для «своих», не только в рамках закрытого с девяностых чиновничьего клуба – он есть для всех, кто готов развиваться в профессии и хорошо разбирается в том или ином вопросе.

Ключевое слово тут – «если». Но очень хочется, чтобы первая смена не превратилась во вторую, чтобы отток кадров из Тверской области прекратился, и школьные медалисты, получив аттестат, несли его в наши тверские вузы, заранее зная, как сложится их жизнь и где они будут применять свои знания и энергию.




Партнеры