"МК в Твери" спросил у актёров драмтеатра все, что они думают о Валерии Персикове

25 октября 2017 в 13:58, просмотров: 1628

Валерию Персикову исполнилось 70. Поверить трудно. Не только потому, что за четверть века нашего знакомства он мало изменился: тот же тихий, некомандный голос, та же привычка обращаться даже к старым друзьям на «вы», то же непоказное равнодушие к комфорту и удобствам. И то же вечное сожаление о том, что сроки работы над очередным спектаклем редко дают возможность добиться полного совершенства в реализации режиссерского замысла.

А замыслы у него всегда нестандартные. И это никак не связано с поветрием нынешней режиссуры «осовременивать» классиков намеками на злобу дня, переносить действие в иную эпоху и перекраивать написанный драматургом текст. К тексту Персиков всегда очень уважителен. Все-таки по первому образованию филолог, выпускник Саратовского университета, в котором со времен работавшего там после освобождения из ГУЛага знаменитого литературоведа Юлиана Оксмана сложился блестящий коллектив преподавателей.

Новизна его спектаклей – от особенного, всегда остро современного взгляда на драматургический материал. Именно эта особенность помогает ему превращать шекспировскую комедию в игру уставших от карнавального веселья простолюдинов, выявлять в пьесе Маяковского не только сатирический заряд, но и предостережение мечтающим о преобразованиях и реформах, а не самую известную комедию Островского решать в жанре фольклорных посиделок.

Первые сценические опыты, как водится, были на любительской сцене. Потом – курс театрального института у Юрия Завадского, легендарного вахтанговца, одного из любимых учеников Станиславского. Общение с Мастером было недолгим (Завадский вскоре ушел из жизни), но определило творческий почерк его ученика на десятилетия. Внимательнейшее отношение к психологической правде актерской жизни на сцене, тщательная проработка характеристик даже второстепенных персонажей и – по-вахтанговски броский внешний облик спектакля: от яркого сценического оформления до графически четких мизансцен.

В 1979-м пришла пора работы над дипломным спектаклем. И Валерий Александрович оказался в Калинине. Совершенно, казалось бы, случайно. Спектакль получился, полюбился и зрителям, и актерам. А главный режиссер театра Вера Ефремова в начинающем постановщике разглядела именно того человека, который был необходим коллективу: интеллигентного, нестандартно мыслящего, а главное – верного традициям русской сцены, что для Ефремовой всегда было определяющим критерием.

Годы работы очередным режиссером стали для Персикова временем бесконечных поисков современных пьес. Его авторами были Ибрагимбеков, Гельман, Мережко, Радзинский… Его герои бились над самыми острыми проблемами, сражались за честность, искренность, доброту. Но чаще – мучительно пытались найти ответ на главное «почему». Почему иссяк энтузиазм первых советских поколений, почему все усилия не приближают к предсказанному вождями идеальному обществу, почему при сохраняющемся внешне порядке нарастает хаос и все острее становятся нравственные проблемы?

Когда грянула перестройка, судьба занесла Персикова с очередным спектаклем в Германию. Гастрольный спектакль так понравился принимающей стороне, что режиссера пригласили поработать в немецких театрах. С ходу проявилась еще одна особенность Валерия Александровича. Пятерка по немецкому в дипломе мало что значила: практиковаться в языке было просто негде. Но он с первых репетиций отказался от услуг переводчика. Для него был важен прямой контакт с актерами. И совершенствование в языке пошло нарастающим темпом.

В Германии Персиков поставил немало спектаклей по произведениям Шницлера, Брехта и других. И укрепился в своем стремлении добиваться возможно более полного воплощения режиссерского замысла. Но не через режиссерский диктат, превращение актеров в «сверхмарионеток», а через взаимопонимание, сотрудничество с исполнителями в освоении психологической глубины роли.

Зрители старшего поколения до сих пор с восторгом вспоминают яркие спектакли Персикова 90-х, созданные в системе театрального ангажемента «А чой-то ты во фраке?» и «Там, за седьмой горой». Поставленные на известную тверскую актерскую пару Константина Юченкова и Ирину Андрианову, они покоряли заразительным юмором, филигранной актерской игрой, неожиданным смешением приемов драматического и музыкального театров, «живым звуком» маленького оркестра, собранного замечательным музыкантом Григорием Слободкиным.

Довольно долгое время Персиков работал вне Твери: был главным режиссером Мичуринского театра, работал с ангажементами, был руководителем курса в театральном институте, который когда-то окончил. Последние годы вновь работает в Твери, там, где и начинал творческую биографию.

Первый его спектакль, поставленный на профессиональной сцене, назывался «Похожий на льва». Персиков же если на кого и похож, то только на себя самого.

Что дальше? Может быть, появится волнующая пьеса современного автора? Может, удастся осуществить давнюю мечту о постановке музыкально-поэтического спектакля по «Евгению Онегину»? Оставим выбор режиссеру. Каким бы он ни был, предсказать можно одно – зрителям будет интересно.

Блиц-опрос

1. Что вы считаете самой сильной стороной личности режиссера Персикова?

2. Какая черта его характера вам не нравится?

3. Какой из поставленных Валерием Александровичем спектаклей вам наиболее близок?

Григорий Слободкин:

– Сильная сторона? Бесконечное терпение! Куда легче приказами, криком выстроить мизансцены, добиться нужных, пусть даже вымученных интонаций. У Персикова другой подход, поэтому актеры его уважают и любят по-настоящему.

Не нравится – некоторое занудство, с которым Валерий Александрович готов множество раз повторять репетицию каждой сцены.

Самый дорогой мне спектакль, наверное, «Ревизор». Считаю эту работу режиссера выдающейся. Недаром спектакль живет уже восьмой сезон.

Тарас Кузьмин:

– Нравится в Валерии Александровиче то, что я назвал бы адекватностью. Умение понять, сориентироваться в ситуации, принять правильное решение.

Труднее сказать, что не нравится. Может быть, его внимательность и деликатность иногда не идут на пользу. Все-таки актеры – народ специфический: бывает - капризный, бывает – недисциплинированный…

Постановка «Ревизора» сыграла особую роль в моей актерской судьбе. Очень дорога еще «История любви».

Юлия Бедарева:

– Нравится, что он всегда готов предложить вариант нового решения сцены, если что-то не получается у актера.

Мне кажется, что не всегда надо идти навстречу, если актер не смог понять и выполнить задуманное постановщиком.

Любимый спектакль Персикова, конечно, «Трамвай «Желание». Ведь он доверил мне роль, о которой актриса может только мечтать.






Партнеры