Почему Владимир Путин вновь навестил Тверской вагонозавод

17.01.2018 в 10:46, просмотров: 4390
Почему Владимир Путин вновь навестил Тверской вагонозавод

На прошлой неделе в Твери случилось событие федерального масштаба: в областном центре побывал Владимир Путин. Президент посмотрел, как и чем живет Тверской вагоностроительный завод, познакомился с последними заводскими разработками, пообщался с рабочими и дал ряд поручений.

Анализировать визит Путина в Тверь можно с самых разных ракурсов. Федеральным политологам, как нетрудно догадаться, интересен старт президентских выборов. Почему накануне кампании российский лидер прибыл в тверской регион? Потому что он рядом с Москвой? Потому что у Путина, как все помнят, тверские корни? Потому что в Тверской области ему как минимум комфортно? Потому что федеральный центр доверяет действующему областному руководству – ведь к тем, кому не доверяют, в гости обычно не заглядывают? Потому что у Владимира Путина девять лет назад в областном центре появился свой личный тверской проект – шефство над коллективом Тверского вагоностроительного завода – и ему захотелось проверить, как поживает тверское предприятие? Потому что глава государства принял серьезное решение по многострадальному проекту тверского Западного моста, и об этом было уместно сообщить именно в Твери, где мост так долго ждали?

В том-то и дело, что в визите Владимира Путина в Тверь разом сошлись все перечисленные сюжеты, включая сугубо тверскую головную боль – Западный мост, на которую лишь мельком обратили внимание федеральные журналисты.

И все-таки: почему ТВЗ, а, например, не открытый недавно Путевой дворец, где уже побывал ряд федеральных гостей?

Но если вспомнить судьбу предприятия и кризис, который ему удалось преодолеть, все становится на свои места: в истории ТВЗ легко угадывается история всего российского реального сектора экономики. Уникальность злоключений вагонзавода в том, что они типичны, а в выводе ТВЗ из кризиса можно увидеть путь, по которому государство, похоже, и планирует вести всю отечественную промышленность.

фото: Константин Бежецкий

Не деньги, а рынок

Встречая порой на просторах интернета то критику простенького дизайна тверских вагонов, то претензии к высоте полок и цвету шторок, хочется воскликнуть: ребята, а вы в курсе, что Тверского вагоностроительного завода сейчас могло бы не быть – как и его многотысячного коллектива?

Все началось в лихие девяностые: с развалом страны рухнула промышленность. Вагоны и инженеры с конструкторами, которые их строили, оказались никому не нужны. Вы помните, как на оборонных предприятиях выпускались чайники, как в Москве стучали касками шахтеры и каждый день где-то шли забастовки?

Грустная участь постигла и ТВЗ: объем производства к середине 90-х упал на 75%, рабочие отправлялись в бессрочные отпуска и месяцами сидели без зарплаты. В это время рабочие ТВЗ постоянно выходили на митинги, а в 1997 году был установлен тверской печальный рекорд – на улицу вышли 5000 рабочих-вагоностроителей.

Не нравятся розетки в купе? А давайте просто вспомним, что в девяностые вагонзаводу и династиям его конструкторов предлагали завязать с машиностроением и перейти на выпуск кастрюль. Сейчас, задним числом, можно только порадоваться стойкости коллектива, не пожелавшего идти по самому легкому пути. Иначе не было бы сегодня у нас ни двухэтажного поезда из Питера в Москву, ни «Иволг», ни «Витязя – М».

Но пришли нулевые, ситуация на заводе – как и на многих других российских предприятиях – стала потихоньку выправляться. На горизонте маячили крутые федеральные программы и масштабные проекты: готовясь к светлому будущему, ТВЗ переоборудовался, в модернизацию были вложены серьезные деньги. Что было дальше, все помнят: грянул мировой кризис, запомнившийся как «ипотечный». Он пронесся по континентам, ввергнув экономики в рецессию – «зацепил» и Россию.

Предприятие вновь оказалось на грани остановки, а перед рабочими замаячила биржа труда. Сотрудники ТВЗ били во все колокола, стучались во все двери – и достучались до Владимира Путина, в то время премьер-министра страны. Путин пообещал приехать - и слово сдержал.

Вот в какой критический момент в 2009 году на завод вдруг пришло федеральное спасение! И ТВЗ тут был не одинок: кризис накрыл всю вагоностроительную отрасль. На далеком Урале так же стоически бился за выживание Уралвагонзавод, и точно так же в ситуацию пришлось вмешиваться премьер-министру.

Когда в 2009 Путин приехал в Тверь, все ждали – сейчас вагонзаводу дадут денег! Но рецепт оказался другим: ТВЗ получил заказы, и они помогли предприятию в самый трудный момент продержаться на плаву.

Сейчас, когда со всех сторон говорится об импортозамещении и российской продукции вокруг нас становится все больше, задним числом рождается догадка: а может, потому в свое время федеральный центр и не стал раздавать региональным предприятиям деньги, придумав более сложные, но стратегически более выгодные схемы? Ведь деньги можно быстро проесть, потерять из-за неэффективного менеджмента. Но если помощь – заказы, то есть кусочек рынка, это совсем другое дело. Так ТВЗ пережил пик кризиса, сохранив конструкторскую школу, и вышел из него с пакетом разработок.

Рыба и удочка

Да, дальше тоже все было не гладко. В 2014 году на предприятии снова возникла проблема с заказами и деньгами. На сей раз все обошлось без прямого вмешательства лидера страны: рецепт Путина взял на вооружение регион и тверской муниципалитет. ТВЗ получил заказ на строительство трамваев для Твери, а потом и другие. С тех пор (вы заметили?) тема Тверского вагоностроительного завода тихо ушла из информационной повестки. Дела у предприятия пошли в гору. Появились новые заказы, освоение рынка продолжилось, коллектив сохранился, и ни о каких остановках производства речи давно не идет.

В 2009-м Владимир Путин побывал на заводе, находившемся почти в безвыходной ситуации. В январе 2018-го его провели по предприятию, которое закончило год с прибылью в 547 миллионов рублей, строит десятки моделей пассажирских вагонов, включая двухэтажные, грузовые вагоны и вагоны спецназначения, электропоезда и трамваи. Предприятие, которое в девяностые издевательски призывали делать кастрюли, поставляет вагоны в Казахстан, Латвию, Литву и Монголию. Тверские вагоны бегают по железным дорогам до Хельсинки, Белграда, Варшавы, Софии и Ниццы. А трамваи, которые, скажем прямо, не совсем традиционный вид продукции для ТВЗ, сейчас «живут» в Москве, Санкт-Петербурге и Ростове-на-Дону.

Да, история тверских «Сити Старов» получилась неоднозначной. Но покажите тех, у кого что-то с первого раза выходит идеально. Ни одно предприятие не способно в рамках жесткой экономии выдать шедевр. «Если бы нам поручили построить «Сапсаны», и сумма заказа была бы соответствующей, мы бы, не сомневайтесь, построили вагоны не хуже, чем у немцев», - не раз приходилось слышать от сотрудников вагонзавода.

Просто в нашей российской истории было время, когда отечественные производители жили на отечественном рынке на вторых ролях. История ТВЗ наглядно показывает, как менялось отношение государства к своему реальному сектору, и как в конце концов мы научились доверять собственный рынок своим, оставляя бюджетные деньги работать внутри российской экономики.

Китайская мудрость гласит: если хочешь помочь голодному, дай ему не рыбу, а удочку. В 2009 году, после первого визита Путина, Тверской вагоностроительный завод получил не рыбу, а удочку, а в конце концов «повзрослел». Почему? Да потому что был вынужден адаптироваться к самым разным заказам, от городских трамваев до двухэтажных вагонов, к экономным бюджетам, а заодно был вынужден расширять список продукции.

Так жил не только ТВЗ: изучать дизайны, новейшие технологии, принципы современного менеджмента, лавировать, оптимизироваться и бороться пришлось многим отечественным заводам. Особенно тем, кто вез на себе бешеную социальную нагрузку и не мог себе позволить взять и обанкротиться.

Но не будь у тверского вагоностроения такого тернистого пути, не было бы, пожалуй, всего того, чем на прошлой неделе сотрудники ТВЗ хвастались перед Президентом. Девять лет назад коллектив завода чуть не оказался на улице: в 2018 году на встрече с Путиным речь шла о дефиците сварщиков и обучении рабочих кадров. В это просто стоит вдуматься, чтобы понять, от чего в свое время ушла российская экономика и к чему пришла за какую-то десятилетку.

В литературе такое называют кольцевым сюжетом: хотя в рабочих поездках руководителей много прозы и нет никакой поэзии, символизма в недавнем президентском визите в Тверь оказалось с избытком. И символизма совсем не регионального.




Партнеры