Партии в Тверской области проиграны?

Новый электоральный цикл пройдет под знаком общественных движений

08.06.2018 в 12:16, просмотров: 836
Партии в Тверской области проиграны?

Не успела Тверская область отойти от президентских выборов, как стартовал новый электоральный цикл и новые избирательные кампании. Кто-то может вспомнить старую шутку про то, что Россия – это место, где никогда не заходит солнце, и не заканчиваются выборы, справедливо заметив, что кампании стартуют не только у нас, а по всей стране… И все же нам, жителям тверского региона, в ближайшие месяцы предстоит особое испытание: мало того, что нас накроет вал поселковых, городских и районных кампаний, по итогам которых будут «омандачены» тысячи депутатов – на сложном Заволжском одномандатном округе будет избран депутат Госдумы. Народный избранник займет в нижней палате парламента депутатское кресло, освободившееся после отбытия Владимира Васильева в Дагестан.

…Так, под раскаты нежданной-негаданной федеральной кампании, Тверская область вступает в новый электоральный цикл. И хотя прогнозы в политике – дело неблагодарное, одно можно сказать точно: мы входим в пятилетку с погрязшей в кризисе и откровенно выродившейся региональной многопартийной системой. Свято место пусто не бывает, и логика неумолима: раз парламентская оппозиция забыла о борьбе, не хочет всерьез играть в выборы, ее потеснят общественные движения, рожденные как «сверху», так и «снизу».

Спойлеры и орбита

Давайте посмотрим, с чем пришли к финишу выборной пятилетки парламентские оппозиционные партии в Тверской области.

Весной на президентских выборах вся парламентская оппозиция вместе с пятью непарламентскими партиями в лице своих кандидатов дружными усилиями набрала чуть больше 20 %.

В прошлом году из 426 разыгранных осенью мандатов КПРФ получила 10, «Справедливая Россия» - 6, ЛДПР – 5, «Родина» - 2. Только вдумайтесь: на троих парламентские оппозиционные партии на ключевых выборах в областном центре не набрали даже 25 % голосов, не сумев (и даже не попытавшись!) мобилизовать электорат, поднять явку и навязать борьбу «Единой России».

Годом ранее, осенью-2016, те же печальные результаты мы наблюдали на выборах в ЗС. КПРФ и ЛДПР набрали по 16 % с хвостиком, «Справедливая Россия» - чуть больше 11 %.

И вся эта скудная электоральная жатва добыта по спискам, ведь, начиная с выборов в Тверскую городскую Думу – 2012, парламентская оппозиция не сумела провести ни одного кандидата-одномандатника на выборах областного уровня и в крупных городах региона.

В действующем Законодательном собрании области нет ни одного депутата – одномандатника от КПРФ, ЛДПР и СР. В Тверской городской Думе – ни одного. В региональной власти, во всех ее ветвях, несколько лет нет представителей оппозиции, имеющих реальные рычаги для влияния на социально-экономическую повестку и решения вопросов населения! Разве может быть политическое будущее у тех, кто не имеет ресурсов для выполнения обещаний, неспособен отреагировать на жалобы и обращения избирателей, не влияет на работу исполнительной власти – но согласен со своей декоративной ролью?

К новому электоральному циклу парламентская оппозиция подошла, не имея достойного представительства в поселковых и городских Советах депутатов, в районных депутатских корпусах: а это значит, что еще много лет ей будет нечего ловить на главных выборах региона. Вспомним историю двухлетней давности, когда кандидаты от оппозиции не смогли пройти без помощи «Единой России» муниципальный фильтр.

Ни одна из партий, кроме партии власти, не имеет сети партийных приемных, действующих в каждом городе и круглый год ведущих работу с населением: а ведь на старте выборов приемные превращаются в штабы, а их посетители – в сеть агитаторов!

За годы парламентской оппозицией оказались разбазарены и медиаплощадки. Назвать информационным ресурсом сайты, замирающие в межвыборный период, не поворачивается язык!

Но главная беда, которая не оставляет ни малейшей надежды на грядущее возрождение и успехи оппозиционных партий – это страшный кадровый дефицит. За минувшую электоральную пятилетку из-под красных, желто-голубых и желто-красных знамен «вымыло» всех ярких, амбициозных людей, всю талантливую молодежь. А политика устроена так: для результата здесь и сейчас порой достаточно бренда – но всерьез бороться за власть, ресурс и влияние могут лишь личности. Их-то как раз под оппозиционными партийными вывесками и нет: а «продавать» избирателям из выборов в выборы партийные бренды, лозунги и политтехнологии невозможно. Рано или поздно граждане теряют веру в пустые декларации. И тогда партии, которые еще десять лет назад наводили ужас на чиновников, приходя на выборном финише ноздря в ноздрю с провластными кандидатами, превращаются в спойлеров – политический мусор, вращающийся на орбите партии власти и неспособный к самостоятельным телодвижениям.

Именно это и случилось с парламентской оппозицией. Причем, заметим, на уровне страны – но в Тверской области в самой запущенной форме.

Мальчик и волки

Почему так получилось? Ответ прост: многопартийную систему в Тверской области погубила коммерция, которая расцвела в свое время вокруг партийных списков. Еще древние греки знали: бойтесь данайцев, дары приносящих! Когда в середине нулевых на выборах начала внедряться списочная система, звучало много радостных слов. Но люди трезвомыслящие, конечно, знали, что будет дальше: продажи проходных мест в списках, тайные сговоры с чиновниками и снятия списков с выборов, «договорняки» с расписанными еще на берегу процентами, внутрипартийные раздраи, деления на зерна и плевелы – тех, кто «в теме», и тех, кто наивно продолжает пахать на бренд…

Так оно, увы, и случилось. От реальной ежегодной борьбы за голоса избирателей оппозиционные партии перешли к новому виду политической деятельности - растаскиванию протеста в три этапа: бурная активность на электоральном поле, переговоры с чиновниками, «слив» протеста.

Увлекшись политической коммерцией, парламентская оппозиция разучилась самостоятельно ходить на выборы, проводить кампании, вести партийную работу в период затишья. Чтобы окучить протестный электорат и завести его в дебри во время отдельно взятой избирательной кампании, не нужно сложных партийных конструкций с приемными, отделениями, скамейкой запасных и медиадружиной. К тому же все это нужно содержать. Но зачем, если партия перешла в режим проектной работы, ее роль на выборах прописывают в сторонних штабах, востребован только бренд, и за его «амортизацию» кто-то получает должности, мандаты, зарплаты и премии?

Так парламентские оппозиционные партии превратились в проекты. Но, как в басне про мальчика, кричавшего «Волки! Волки!», пришло время, когда даже самые доверчивые избиратели не верят в серьезность громких намерений. Ведь они сто раз видели, что происходит в выборном финале: самый оппозиционный кандидат, который громче всех клеймил власть, партию власти и ее кандидатов, вдруг теряет интерес к кампании. И даже снятия с выборов, которые порой прикрывают «договорняки», уже никого не вводят в заблуждение.

Поиск новых лиц, новых комбинаций и новых ходов во время президентских выборов – свидетельство того, что кризис многопартийной системы беспокоит саму власть, и, возможно, где-то в недрах АП сейчас ищут способы ее реанимации, рисуя новые конструкции и подыскивая новых лидеров для мертвых партийных проектов…

Что касается Тверской области, просто стоит напомнить: партия – это избирательная машина. Если оппозиционная партия не может сама «под ключ» провести полноценную кампанию, значит, ее нет в политике, ее электорат скоро начнут пасти «несистемщики», а власть получит головную боль – неконтролируемое протестное поле. Но какая из партий в нашем регионе, кроме партии власти, способна на данный момент «включаться» как полноценная избирательная машина? Не поэтому ли представители оппозиции вместо того, чтобы стартовать на выборах, два месяца обсуждают в социальных сетях чужой праймериз и уже потихоньку приступают к любимому выборному занятию – «пугалкам» власти?

Политической система нужна «вторая нога»?

Вернемся к началу рассказа.

Тверская область – на старте нового политического сезона, но у партии власти нет достойных спарринг-партнеров, а на протестные поля уже заглядываются небедные люди, которые не вписаны в областную политическую систему, но очень хотели бы вписаться.

Свято место пусто не бывает. Если парламентские оппозиционные партии потеряли связь с обществом и на деле не представляют никакой его части, выдвигаясь на выборах, значит, будет как в пословице: вода дырочку найдет. Этой «дырочкой» для выпуска пара и походов на выборы могут стать общественные движения: как модерируемые, так и стихийные.

В обществе есть запрос на волонтерство, на комфортную городскую среду, на личную безопасность, на качество продукции. В моде экология, здоровый образ жизни, профессионализм. Никуда не делся запрос на патриотизм, на национальную самоидентификацию. При этом сильна усталость от непрофессионализма, жадности, черствости и нежелания меняться чиновников на местах. И, конечно, крепнет ненависть к коррупции.

Вот запросы, вокруг которых рождаются и будут рождаться в новом электоральном цикле общественные организации и движения. Если парламентская оппозиция не возьмется за ум, если в многопартийной системе ничего не поменяется, мы все чаще будем видеть, как политика рождается в недрах общественных движений, как это выливается в выборные походы, как медиаплощадки этих движений в социальных сетях превращаются в политические ресурсы и выборные инструменты…

Это естественный процесс: общественные движения попробуют занять нишу, которая освободилась в связи с вырождением парламентских оппозиционных партий. Остается надеяться, что все это будет происходить в правовом поле Российской Федерации и в рамках сложившейся политической системы.

Иначе… Впрочем, это лучше даже не представлять.




Партнеры