Как управляющий женщиной-банкротом из Твери мухлевал с её деньгами

07.03.2018 в 15:32, просмотров: 691

История о том, как нарушают права те, кто должен нас защищать

Противоправность деятельности арбитражных управляющих стала темой недавнего разбирательства в Управлении Росреестра по Тверской области. При исполнении контрольно-надзорных функций в сфере саморегулируемых организаций оно сталкивается с различными ситуациями, и некоторые из них, по оценке арбитражного суда, не несут большой общественной опасности. Но случаются истории, которые хочется придать огласке, чтобы другим была наука.

Капкан

Жила-была в нашем регионе гражданка, назовем ее просто – Мария. Будучи многодетной матерью, она бралась за любую работу, а в свободное время еще и подрабатывала. Старалась, как и многие, обеспечить детям и себе достойную жизнь. Взяла кредит в банке, да вот только вернуть его своевременно не успела из-за потери дополнительной работы. Доход от основного вида деятельности не позволял ей возвращать банку заем.

Мария в числе первых обратилась в Арбитражный суд Тверской области с заявлением о признании ее несостоятельной (банкротом), представив полный пакет требовавшихся для этого документов. Тщательно изучив доводы и документы заявительницы, арбитражный суд действительно признал Марию банкротом и ввел в отношении нее процедуру банкротства, то есть реализацию имущества должника. При этом арбитражный суд утвердил профессионального арбитражного управляющего – Геннадия.

Как жить гражданину, если весь получаемый доход поступает в конкурсную массу должника и должен направляться на выплату основного долга? На этот животрепещущий вопрос отвечает Закон о банкротстве №127-ФЗ. Его нормы предусматривают возможность исключения денежных средств в размере прожиточного минимума из конкурсной массы должника.

Мария воспользовалась указаниями Закона о банкротстве и попросила арбитражный суд ежемесячно исключать из конкурсной массы денежные средства на содержание как себя, так и своих несовершеннолетних детей в размере прожиточного минимума на каждого члена семьи.

Арбитражный суд, проверив расчеты Марии, скорректировал итоговые суммы, при этом указал, что поступающие ей алименты на одного ребенка и государственное пособие на другого не являются имуществом должника, а причитаются непосредственно несовершеннолетним детям. Принятым судебным актом арбитражный суд предписал финансовому управляющему Геннадию ежемесячно передавать Марии на житье-бытье денежные средства в размере, установленном арбитражным судом, но не более поступающих в конкурсную массу. Не может быть обращено взыскание по исполнительным документам на продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении. Также предписано пересчитать и вернуть Марии соответствующие суммы с момента введения в отношении нее процедуры банкротства.

Казалось, принятый арбитражным судом судебный акт прост в исполнении. Но не тут-то было. Финансовый управляющий Геннадий дважды обращался в арбитражный суд с заявлениями с просьбой досконально определить порядок передачи Марии исключенных из конкурсной массы денежных средств: сначала - непосредственно на руки, потом - в депозит нотариуса.

Поскольку любое судопроизводство требует времени, то до принятия новых судебных актов Геннадий денежные средства Марии не передавал. А деньги, хоть и небольшие, поступали на счета Марии регулярно. Она работала, государство выплачивало пособие на ребенка, исправно приходили алименты.

На всякого мудреца...

Мария обратилась в Управление Росреестра по Тверской области с жалобой на незаконное бездействие финансового управляющего, что повлекло привлечение Геннадия к административной ответственности – ему вынесли предупреждение. Деньги Марии он выдал частично. Почему не все? Возможно, надеялся доказать свою невиновность в вышестоящих инстанциях, куда подавал свои процессуальные жалобы по этому административному делу. При этом, несмотря на все просьбы Марии и привлечение к административной ответственности, Геннадий не желал замечать предписание арбитражного суда о ежемесячной передаче Марии денег.

Тогда Мария повторно обратилась в Управление Росреестра по Тверской области с новой жалобой на Геннадия. А за повторное административное правонарушение наказание более суровое – дисквалификация. Геннадий не поверил в возможность применения к нему такой меры наказания. Он пытался убедить в своей невиновности сначала Управление Росреестра, а потом и Арбитражный суд Тверской области. А детские деньги он не отдавал Марии потому, что банк помешал. Не выдавал банк детские деньги Геннадию. Вот и письма Геннадий в банк писал: перечисляйте, мол, все деньги Марии на мой, арбитражного управляющего, счет. Не помогло. Почему требовал на свой счет перечислять деньги, если закон указывает деньги хранить на основном счете должника? Потому, что он – арбитражный управляющий. Он действует от имени должника. А вот перед составлением протокола об административном правонарушении снял Геннадий часть денег с детского счета. А почему Марии их не передал? Так себе на возмещение судебных расходов оставил. В своем отчете о ходе проведения процедуры банкротства в отношении Марии этот арбитражный управляющий существенно занизил суммы, поступившие на счета Марии в период проведения процедуры банкротства.

Арбитражный суд, оценив характер совершенного Геннадием правонарушения, отсутствие осознания ответственности за нарушение порядка проведения процедуры банкротства, а также прав материнства и детства, повторность совершения правонарушения, дисквалифицировал его на 6 месяцев. Вышестоящие судебные инстанции с этим согласились: дисквалификация – именно то наказание, которым возможно пресечь противоправную деятельность Геннадия.

Тверская саморегулируемая организация арбитражных управляющих, членом которой он являлся, исключила его из своих рядов. Нарушения в его работе носят системный характер. После Арбитражного суда Тверской области деятельность Геннадия оценивал Арбитражный суд Республики Башкортостан, где он также работал. И там Геннадий был дисквалифицирован на 6 месяцев. Сейчас он обжалует это решение.

Возможно, некоторые нормы законов обывателю не всегда понятны. Но не в этом случае. Арбитражный управляющий – субъект профессиональной деятельности. Для этой работы он проходит специальную подготовку. При проведении процедуры банкротства его обязанность действовать в интересах кредиторов, должника и общества. Его работа, в конечном итоге, оценивается арбитражным судом. А судебный контроль – самый демократичный вид контроля.

Хочется верить, что эта история будет поучительной.