Ревность в Тверской области привела к кровавым разборкам

26.12.2018 в 12:12, просмотров: 1294

Ревность в Тверской области привела к кровавым разборкам
фото: mykharkov.info

В западной криминальной литературе эти деяния называются красиво – crimes of passion, «преступления на почве страсти». У нас же ревность, судя по делам, хранящимся в архиве Тверского областного суда, вряд ли входит даже в пятерку наиболее распространенных мотивов. Куда чаще – пьянство, корысть и пресловутая «личная неприязнь». Вот две истории, где подозрения мужчин в конце концов довели их до тюрьмы. Имена действующих лиц изменены.

Только напугать

Эти две истории объединяет то, что в обоих случаях жертвами стали женщины – и скорее всего, они вовсе не совершали того, в чем их заподозрили мужчины. То есть на почве ревности жертвами становились совершенно невиновные. Поэтому если у вас появились какие-то подозрения, не спешите, подумайте – очень может быть, что дела обстоят совсем иначе, чем вам кажется.

Вот в 1981 году жителю Осташковского района Гаранину показалось, что у его жены какие-то непонятные отношения с жителем их деревни по фамилии Васильев. Васильев и жена Гаранина получили путевки в санаторий, отдохнули, там же познакомились и, после того как вернулись с курорта, продолжали поддерживать отношения. Причем жена Гаранина познакомилась с женой Васильева и теперь старалась, чтобы две семьи общались почаще – это ведь не преступление? Но Гаранину все время казалось, что эта дружба неспроста. И что жена специально бегает к «цыгану» (так называли односельчане Васильева, который был смуглым и кучерявым) и между ними есть связь.

Старая как мир история. Жена Гаранина впервые побывала на море, санаторий оставил яркие впечатления, которыми она постоянно делилась. Рассказывала, как она ездила на экскурсии, ходила на пляж, наслаждалась отдыхом… Гаранин, когда присутствовал при подобных излияниях, стискивал зубы и мрачнел. Ему каждый раз казалось, что жена чего-то не договаривает, что на самом деле она вспоминает не только пляж и экскурсии, но что-то такое, о чем не может никому рассказать… Уже потом, на суде, и соседи, и коллеги жены Гаранина по работе в один голос будут говорить: не было у «цыгана» и жены Гаранина никаких интимных отношений и быть не могло. Васильев-«цыган» только что сам женился, у него была молодая и красивая жена, с которой он любил появляться в общественных местах, видно было, что он ей гордится. С чего бы при такой жене «цыган» взял и завел интрижку с чужой супругой?

А потом начались скандалы. И во время одного из них Гаранин закричал жене: «Ну что, покажешь наконец, где тебя цыган трогал?!» И она ему в запальчивости ответила, что, мол, где надо, там и трогал, захочу – покажу. Чего только не произносится в семейном скандале, но в ту минуту, как потом признавался на суде сам Гаранин, у него «перемкнуло в голове». Он дождался, когда жена ляжет в кровать, уснет, потом пошел в чулан, достал охотничье ружье и отправился к дому Васильева.

Дело было весной, как раз в это время по ночам через село постоянно ездили машины из соседних колхозов. На суде даже прозвучало предположение, что Гаранина с ружьем наверняка видели шоферы. Но не обратили внимания. Мало ли по каким делам человек с ружьем ночью может отправиться… А он отправился к дому своего обидчика, и ружье было заряжено картечью. Потом, на суде, Гаранин говорил, что не собирался убивать, хотел только попугать «цыгана». Он прокрался к его окну. В доме спали. Гаранин взвел курки, толкнул стволом стекло (с подоконника упал цветок в горшке) и выстрелил. Повернулся и тут же побежал. Когда в твою спальню ночью влетает заряд картечи – тут кто хочешь испугается.

Он добежал до дома, разделся, и тут за ним пришли. И сказали, что, когда злоумышленник возился под окном, молодая жена Васильева проснулась (женщины чутко спят), приподнялась на кровати, и тут разбилось окно, грянул выстрел – и весь заряд картечи попал ей в голову. Наповал, мгновенная смерть.

Гаранину предъявили обвинение в умышленном убийстве. Он повторял на следствии, что не хотел никого убивать, что он только напугать, только напугать… Думали, что он сделал это по пьяному делу, назначили экспертизу, экспертиза показала, что в ночь убийства Гаранин был абсолютно трезв. Он повторял как заведенный – никого убивать не хотел, только напугать. Молодую жену «цыгана» Васильева хоронили всем селом, сам Васильев потом, говорят, уехал. А жена Гаранина, когда услышала приговор – восемь лет лишения свободы – только и сказала ему: «Ну и дурак же ты...»

Письмо от одноклассника

Тот же год, 1981-й, та же Калининская область, город Бологое. Муж и жена Булдаковы постоянно ссорятся. Ссору начинал обычно муж – ему все казалось, что жена слишком ярко красится, слишком модно одевается, слишком нескромно себя ведет в присутствии чужих мужчин. Жена плакала, ругалась, грозилась уйти, если он не перестанет ее ревновать. О ревности Булдакова знали и соседи, и родственники. Ну, знали и знали. Как они к этому относились? Как к забавной блажи, как к домашнему чудачеству – Булдаков только высказывал вслух свои подозрения, но руки не распускал, жену не бил, и вообще, если бы не эти сцены ревности, жили они не хуже других.

фото: shkolazhizni.ru

Булдаков работал на железной дороге, часто уходил в ночную смену и постоянно устраивал жене «внезапные проверки». Мог отпроситься с работы на полчаса, войти в дом, когда жена уже спала, включить свет во всех комнатах, обойти дом, по-хозяйски заглядывая под кровати – не прячется ли там кто. Был случай, когда разбил красивый сувенирный чайник, который жене подарили на работе – сделал вид, будто случайно уронил (а на суде сосед, который при этом присутствовал, скажет потом, что это был очередной скандал и очередная сцена ревности). В другой раз пошли с женой в какую-то компанию, Булдакову показалось, что жена слишком часто танцует с одним и тем же кавалером. Он встал, подошел к ней и на глазах у всех сильно дернул ее за руку – так, что женщина разрыдалась. Но и тогда не придали значения: пьяный был, что-то показалось ему, повел себя неадекватно… а так-то мужик справный, хороший, вон какие с работы ему характеристики положительные написали!

Тревогу забили подруги жены – они договаривались куда-то пойти все вместе, а жена Булдакова пропустила их девичник, хотя никогда так не поступала. Милиция пришла домой к Булдаковым. Он вел себя спокойно, сказал, что заболела теща в Спировском районе, жена уехала туда. Пока говорил, снимал шапку, оглаживался руками – как будто к одежде что-то прилипло. Но тогда не обратили на это внимания. А потом выяснилось, что жена никуда не уезжала, и пришли к Булдакову снова, уже по-серьезному. И он, как говорят сыщики, «поплыл». В дровяном сарае увидели, как в аккуратной поленнице сбоку приткнуто полено с подозрительными бурыми пятнами на торце. Там же, за сараем, обнаружили свежую могилу и жену Булдакова там же. И после этого убийца стал говорить-говорить, рассказывать все подробности.

Жена получила письмо от одноклассника. Обычное дружеское письмо: человек уезжал на заработки, они не общались много лет, и вот вернулся, стал разыскивать бывших друзей. Понятно, что, зная ревнивый характер мужа, женщина не стала показывать письмо Булдакову, а спрятала среди своих вещей. А тот (признался в этом на следствии) регулярно рылся в ее вещах, проверял, пересматривал – и наткнулся на это письмо. Письмо и письмо, черт бы с ним, но то, что она его спрятала, – это уже улика.

Когда жена вернулась с работы, Булдаков спокойным тоном позвал ее в дровяной сарай – помочь ему переложить поленницу. Сарай за домом, на отшибе, двери закрываются плотно, криков не услышат. Когда женщина вошла в сарай, Булдаков достал из кармана это злосчастное письмо… Письмо, к слову, потом найдут у него в кармане, он просто забудет о нем. И на следствии будет говорить, что нанес жене один удар поленом по голове, а она возьми и упади. Это мог быть действительно один удар, но сколько злости и ревности в него было вложено! Суд назначил максимальный срок наказания – 12 лет за умышленное убийство.