Сейчас время телевизионного формата

Актер Алексей Вертков в эксклюзивном интервью «МК в Твери» признался, что мечтает о появлении фильма-биографии Николая Эрдмана.

09.10.2015 в 11:39, просмотров: 3482

Алексей Вертков будто сошёл с картин голландских мастеров. Универсальный артист на все времена. Излучающий обаяние молодости и интеллекта, он считает себя везучим. Блистательный театральный актёр, за премьерами которого следят все любители театрального искусства. У него множество призов и наград, среди которых самая дорогая, пожалуй, – недавняя «Золотая маска» за «лучшую мужскую роль» «национального героя» Венички. В кино Алексею посчастливилось работать почти со всеми маститыми режиссёрами: Шахназаровым, Михалковым, Звягинцевым, Эшпаем, Досталем… А «Белый тигр» с Вертковым в главной роли был выдвинут на «Оскара».

Сейчас время телевизионного формата

– Алексей, в сериале «Молодая гвардия» вас можно было наблюдать в непривычном образе врага. Как вы шли к полковнику Ренатусу?

– Действительно, после «Белого тигра» у меня ещё была роль лётчика. А здесь совсем другая сторона. Немцев ещё играть не приходилось. Непонятно было, как подобраться к роли, чтобы выглядело убедительно. Предстояло играть на немецком языке. Насколько это было исполнимо? Пробовались и другие актёры, носители языка. Раньше в советском кино всегда выручали…

– …прибалтийские артисты?

– Да. Здесь герой сложный, противоречивый. Не было ещё ролей такого плана, амплуа. «Молодая гвардия» – интересная история молодых людей. Про их войну. Мне же было важно решить лично задачу актёра. Чтобы Ренатус не получился однозначно злодей.

– Неожиданная и напряжённая дуэль на скрипках с Виктором Третьякевичем?

– Пришлось взять уроки игры на скрипке. И немецкого языка. Мне очень повезло с помощницей – Ниной Воробьёвой, которая каждое предложение выправляла, чтобы звучала живая речь. Спасибо ей огромное. Везёт мне на такие эксперименты!

– Но это ведь не просто?

– Когда всё просто, становится тревожно. И в кино, и в театре. Хорошо, когда сложности возникают. Но тогда и результат виден на экране и на сцене. Как говорится, без труда не вытянешь и рыбку из пруда (улыбается). Всегда интересно.

– В сериале «Орлова и Александров» вы играете писателя и драматурга Николая Эрдмана…

– О, Николай Эрдман – уникальная личность, заслуживает отдельного внимания. Не в первый раз с ним сталкиваюсь. В своё время «Радио России» записало радиопостановку пьесы «Самоубийца», где я играл Подсекальникова. И недавняя премьера «Самоубийцы» в «Студии театрального искусства», где у меня одна из ролей – Калабушкина. Не отпускает Николай Робертович. Его язык, чувство юмора, созвучие с сегодняшним днём. Актуальность его творчества. Необыкновенная личность – по адекватности, таланту. Это пример, как люди с достоинством выходили из нечеловеческих, злых обстоятельств, не потеряв самого главного. Ведь не так много прошло времени, мне довелось общаться с людьми, которые лично знали Эрдмана.

Алексей Вертков в роли Николая Эрдмана

– Исторические личности?

– Это наши фантазии отчасти. Мы рассказываем истории про этих людей. Отсюда возникает чувство ответственности. Важно отдать максимально часть своей души. А цель – чтобы сегодняшнее поколение знало о замечательных личностях. Главное достоинство «Орловой и Александрова» – получился что ни персонаж, то «в десятку», любой, кого ни возьми! Если у кого-то родится желание специально снять про Николая Эрдмана…

– В каком формате?

– Сейчас время телевизионного формата. За полтора часа всего не расскажешь. В многосерийном фильме биографию можно воплотить лучше.

– Ваша новая работа – в популярном сериале «Взрослые дочери» у Андрея Эшпая. Как работалось с мастером?

– Да, Андрей Андреевич мой любимый. Первая наша встреча с Эшпаем – это была картина «Элизиум» (к сожалению, мало кто её видел), где я испытал истинное удовольствие от процесса. Работать на одной площадке с Евгенией Симоновой, Чулпан Хаматовой, Игорем Гординым, Розой Хайруллиной, Зоей Кайдановской – счастье! Сегодня нечасто встречается: Андрей Андреевич посвящал время тому, что репетировал перед съёмками.

– В семейной драме вы прошли путь возрождения, как Феникс из пепла, преображённый любовью…

– У Андрея Андреевича – свои артисты. Во «Взрослых дочерях» у меня были замечательные партнёры. Одна из линий в фильме – моя. Перерождаюсь от ненависти до полного прощения... Хорошее было время – съёмки. Отдаёшь часть своей жизни предлагаемым обстоятельствам. Такое запоминаешь сердцем!

– Кого играть интереснее – современников или фигуры исторические?

– Как артисту, нравится всё! А на роли мне везёт, как, например, с Эрдманом.

– Есть ли у вас «зарубежные» амбиции? Хотелось бы сыграть у иностранных режиссёров?

– Замечательно, если пригодишься. А международный опыт у меня уже был, когда снимался у Сергея Лозницы («Счастье моё»). Тогда собралась большая интернациональная группа.

– Большое кино или сериалы? В чём для вас разница и что предпочтительнее?

– Это скорее вопрос к авторам. Им важно рассказать историю. Конечно, у телевизора аудитория бОльшая. В советские времена везде были кинотеатры, картины крутились в клубах, Домах культуры. Самое главное – чтобы был зритель!

–- Алексей, мечтается ли воплотить Веничку в кино?

– «Москва-Петушки» – вещь сама по себе сложная и для театра. Фильм делать? Если у кого-то возникнет желание… Венедикт Ерофеев вызывает восхищение, смелость. Интереснейшая личность. Такие редко приходят на землю, с учётом обстоятельств в нашей стране. И Эрдман, и Ерофеев ведь долго были неформатом. Тогда как Веничка переведён на многие языки. Хорошо, что сейчас то время, когда актуальность произведения прочувствована. Многие вещи были угаданы 40 лет назад. Не люблю слово «гений», но другого не найдёшь. Счастье – столкнуться с таким материалом! Каждый раз выходишь на сцену с удовольствием. Мне очень везёт!