На сцене Тверского ТЮЗа открылся пушкинский сезон

17.10.2018 в 15:08, просмотров: 548

На сцене Тверского ТЮЗа открылся пушкинский сезон

Немногим больше полугода отделяет нас от 220-летия Александра Сергеевича Пушкина. Тверские театры уже включились в подготовку к следующему юбилею «солнца русской поэзии». В театре драмы идут репетиции «Евгения Онегина», а в ТЮЗе состоялась премьера инсценированной «Сказки о царе Салтане».

Сказочные сюжеты, как известно, занимали нашего национального гения с ранних лет. Но к литературной их обработке он приступил только после женитьбы на Наталье Гончаровой. Быть может, задумался о том, чем станет развлекать будущих своих детей? Первой из сказочного цикла была написана «Сказка о царе Салтане», которую и выбрал в качестве основы для представления на тюзовской сцене режиссер Евгений Зимин.

Нужно сказать, что современниками Пушкина это сочинение в тысячу стихотворных строк было воспринято без восторгов. Один император Николай, которому автор лично прочел свою новую работу, не стал его критиковать. Можно предположить, что сказки Пушкина – «Салтан» в первую очередь – оказались не понятыми публикой и обруганными критиками, потому что воспринимались тогда, как дерзкий модерн. Слава Богу, мы живем в эпоху постмодерна и пушкинские сказки уже поставил в столичном Театре Наций самый известный на сегодня режиссер-экспериментатор, сочинив зрелище, поражающее необычными трактовками и спецэффектами.

Состязаться с чудовищно дорогостоящим московским спектаклем Роберта Уилсона Тверской ТЮЗ по понятным причинам не стал, но трактовку сказки наш постановщик предложил сообразно духу времени. Ни пышных декораций, ни многоцветных костюмов – сказка представляется в варианте праздничной игры, какие испокон затевались в толпе на народных гуляньях перед Прощеным воскресеньем. В прологе спектакля его участники, высыпающие на сцену, затевают то масленичный хоровод, то игру в «бузу». Пролог (несколько затянутый, на мой взгляд) служит введением в эстетику постановки. Аскетичность условно народных и столь же условно старинных костюмов уравновешивается многочисленными световыми эффектами и цветными проекциями «на заднике».

А что делать с текстом? Ведь он известен в России любому младшекласснику! Текст сохранить в абсолютной неприкосновенности,– приказал постановщик. И, сделав это, проявил немало фантазии и изобретательности, чтобы и урон известному сюжету не нанести, и занимательность сказочного представления соблюсти. Так, чтобы игра на сцене не превратилась в рутину, не наскучила бы ни благодарной детской публике, ни господам актерам. По первому впечатлению, Евгению Зимину это во многом удалось. Маленькие загадки, заданные спектаклем, наверняка будут занимать зрителей: например, каким образом держится крохотная корона на голове Андрея Иванова – Салтана и как Александр Евдокимов один представляет и дядьку Черномора, и целый взвод богатырей?

В эстетике сказки актерам трудно проявить такие профессиональные качества, как умение деликатно выявить психологический подтекст или выдержать драматическую паузу в кульминационный момент. Зато предъявляемым постановщиком требованиям к пластике, отточенности выразительного жеста, умению держать ритм тюзовская труппа, выходящая на сцену в этом спектакле, соответствует вполне. Повариха Татьяны Романовой или бессловесный Гонец Сергея Зюзина при всей условности рисунка роли чудесным образом предстают живыми, забавными и, главное, понятными зрителю любого возраста. Маленьких актерских блесток в пестром мире спектакля собралось предостаточно. Остается выразить надежду, что их с удовольствием будут замечать и припоминать потом зрители спектакля – от шести лет и далее.