Тверская тень «Евростроя»: как защититься от подрядчиков-аферистов?

05.09.2018 в 11:43, просмотров: 894
Тверская тень «Евростроя»: как защититься от подрядчиков-аферистов?

28 августа на сайте Управления федеральной антимонопольной службы по Тверской области появилось короткое сообщение: УФАС получило обращение администрации Твери с просьбой включить строительную компанию ЗАО «ЕВРОСТРОЙ» в реестр недобросовестных поставщиков. Просьба будет удовлетворена, застройщик отправится в «черный» список и не сможет два года принимать участие в госзакупках.

Сайт УФАС, скажем прямо, не самый популярный ресурс, так что новость получилась проходная и потерялась в потоке. Между тем за официальным сообщением – целая история, причем очень важная для Твери и тверитян: «ЕВРОСТРОЙ» попал под штрафные санкции не просто за какое-то мелкое нарушение условий договора. На совести компании – срыв строительства школы – детского сада в микрорайоне «Юность» на 560 ученических и 80 детских мест.

Удар в спину

В свое время об этом проекте много писали, в том числе и мы. Новую школу в «Юности» действительно очень ждали, и сообщения о начале стройки вызвали бурную реакцию в городских группах в соцсетях, в самом лучшем смысле слова. Казалось бы, в успешном завершении проекта должен был быть заинтересован в первую очередь как раз подрядчик: сумма проекта – почти полмиллиарда рублей, столь серьезные деньги на дороге не валяются! При этом успешное участие в таких социальных проектах, как строительство школ, больниц, детсадов и стратегически важных государственных объектов, резко повышает репутационный капитал застройщика: недаром многие рвутся на такие стройки даже при весьма скромном финансировании!

Но ЗАО «ЕВРОСТРОЙ», приступив к работам, успело «настроить» всего на 163 миллиона рублей, после чего процесс встал. Торжественное открытие школы, которое было изначально запланировано на 1 сентября 2018 года, отложилось. Разруливать ситуацию, завершать стройку придется другой компании, а до этого придется заново провести весь длинный процесс с конкурсными процедурами и тоннами бумаг. Вот сколько проблем и какой неприятный осадочек из-за одного недобросовестного подрядчика, сорвавшего договор!

Что касается самой московской строительной компании, которая так подвела жителей областного центра, то ее руководству, похоже, ничуть не стыдно. На сайте «ЕВРОСТРОЯ» в гордой рубрике «Объекты» по-прежнему висит красивая 3D-картинка с тверской «школой будущего» и кратким описанием проекта: «Возведение трёхэтажного здания школы общей площадью 9,5 тысячи квадратных метров. Школа рассчитана на 560 ученических мест, а также на 80 мест в дошкольном отделении, кроме этого проектом предусмотрено строительство спортивного ядра с футбольным полем, волейбольной площадкой, беговыми дорожками и площадками для занятий физкультурой. Общая площадь: 9500 квадратных метров. Период строительства: II квартал 2017 года – III квартал 2018 года».

Нет сомнений, что школа будет достроена, а удар в спину от «Евростроя» потом забудется. В Арбитражном суде Москвы уже лежит исковое заявление от администрации Твери на взыскание 103 миллионов рублей по банковской гарантии и 4,8 миллиона рублей неустойки. Там же лежит заявление на выплату неустойки еще на сумму в 22,8 миллиона рублей. Уже определен и новый подрядчик: ООО «Промстроймонтаж» из Брянска, который приступит к работам осенью. Можно выдохнуть.

Но вся эта история с сорванными сроками, нарушенным договором на социальном объекте в очередной раз заставляет задуматься над глобальной проблемой, носящей многолетний и всероссийский характер. В нашем законодательстве вмонтирована куча защит и стоп-кранов от коррупции, чиновничьей глупости, семейственности, самоуправства правоохранителей, и постоянно появляются новые сдерживающие факторы. Кое-что, пусть и со скрипом, действительно работает. Но до сих пор на государственном уровне не существует стоп-крана для недобросовестных подрядчиков – методов выявления аферистов ДО заключения с ними контракта и начала работ, а не ПОСЛЕ.

Где стоп-кран?

В итоге мы имеем на государственном уровне, например, вот такие истории: из 32 перинатальных центров в 30 регионах России в прошлом году недостроенными оказались 17, то есть больше половины. При этом выяснилось, что 4 подрядчика представили в СоцСтрой подложные банковские гарантии, получили авансы на сумму примерно в 4 миллиарда рублей и «слились» со строек.

В Санкт-Петербурге в прошлом году из 54 строящихся объектов 19 были проблемными – причем как раз школы и детские сады, и все из-за недобросовестных подрядчиков! К слову, до этого в 2015 году в Северной столице было расторгнуто 40 госконтрактов с недобросовестными подрядчиками: выходит, не помогло?

Весной прилетело печальное сообщение из Крыма: из-за субподрядчиков-аферистов срываются стройки десятков детсадов, под вопросом судьба выданных авансов – почти полумиллиарда рублей.

Это факты из случайной выборки новостей. Но на деле нет ни одного российского региона, который не сталкивался в последние годы со срывом строек и дорожных ремонтов по вине недобросовестных подрядчиков.

Что касается Тверской области, то у нас тоже непростой анамнез: вспомним хотя бы нашумевший сюжет с исчезновением застройщика дома по программе переселения из ветхого и аварийного жилья в Осташкове несколько лет назад, аналогичная ситуация случилась в Пено, скандал с недобросовестным подрядчиков грянул в свое время в Зубцове… Да, с таким откровенным «кидаловом» с явным коррупционным привкусом в последние два года наш регион больше не сталкивается, но угроза, как показала история с «ЕВРОСТРОЕМ», существует. И как обезопаситься?

«Черные списки» поставщиков – дело, безусловно, полезное. Но, во-первых, они временные, и через два года моратория коммерческая структура получает шанс на реабилитацию. А как иначе? Ведь нам же, согласитесь, не нравятся слишком длинные банковские истории, когда из-за просроченного копеечного кредита на мобильник в далекой юности потом не может получить заем солидный предприниматель с гарантиями и репутацией. «Что ж теперь, одна просрочка – а пятно на всю жизнь?» - возмущаемся мы. Точно так же неправильно на веки вечные ставить крест и на коммерческой структуре, допустившей единожды срыв контракта: в жизни бывает всякое, надо разбираться в каждой конкретной ситуации.

Беда в другом: «черные списки» - это реакция на уже свершившийся грустный факт. А что с профилактикой? Где законодательные рычаги? Где специальные утвержденные методологии с четкими критериями, которые позволили бы «пробить» поставщиков до заключения контрактов и указать на дверь компании с признаками недобросовестности?

Дайте красную карточку

Это очень важно: «стоп-кран» должен быть прописан на бумаге. Без законодательного рычага, ссылаясь на интуицию, информацию из сети Интернет, донесения правоохранительных органов и корпоративные утечки, отодвинуть даже явных аферистов от конкурсов и договоров невозможно. На практике все закончится обращениями «обиженных» коммерсантов в тот же УФАС, обвинениями в ангажированности и непрозрачности. А на довод «Мы знаем, что они недобросовестные» последует ответ: «Значатся ли эти коммерсанты в черном списке поставщиков? Нет! Значит, вы просто предвзято к ним относитесь!».

Возьмем тот же ЗАО «ЕВРОСТРОЙ»: компания соответствует всем критериям, которым должен соответствовать подрядчик на стройках с бюджетным финансированием. А какой шикарный пакет сданных объектов предъявили столичные строители: десятки сданных гипермаркетов известных торговых сетей, поликлиники, детские сады, кинотеатры и школы, офисные центры и даже катки! Богатая история: с 2004 года. Целая стена грамот и три премии от сайта superjob.ru как самому привлекательному работодателю. «Солидная и надежная строительная организация… Большой опыт и ответственное отношение к делу…» - сообщает застройщик на своем сайте. Попробуй обвини такую контору в недобросовестности ДО заключения контракта и начала работ: и вы увидите, зачем такие компании содержат толпы дорогих юристов.

Между тем в ее послужном списке все не так гладко и радужно: интернет-поисковики сообщают о скандалах вокруг стройки перинатального центра в Сургуте, в которой участвует и ЗАО «ЕВРОСТРОЙ». Объект должен был сдаться по плану в конце 2017 года, но до сих пор не введен в эксплуатацию. Кроме этого, на стройке пару лет назад из-за невыплат заработной платы бастовали рабочие: скандал замяли, следует из публикаций в местной прессе. Так что расслышать тревожные звоночки при желании в деятельности компании можно, вот только с точки зрения закона это не основание для отказа в заключении контракта.

- Люди, которые профессионально занимаются подготовкой, оформлением документов к работам такого рода, обязаны прописать в конкурсной документации все нюансы, по которым можно было бы уже в процессе составления и сдачи документов участия в конкурсе определить серьезность намерений организации. Организация должна иметь для выполнения работ, естественно, необходимую технику, работоспособный коллектив, а также положительную финансовую историю. Уже по этим позициям можно понять, насколько серьезно организация будет относиться к работе, - полагает председатель постоянного комитета по социальной политике Законодательного собрания Тверской области Артур Бабушкин.

Трудно не согласиться. Но можно ли учесть все нюансы? Ведь аферист при желании, как показывает опыт, может предоставить какие угодно бумаги. Другой вопрос: есть в наличии все то, что там значится?

- Политику по отношению к поставщикам нужно ужесточать, - считает директор тверского филиала РАНХиГС Нелли Орлова.

- Все эти процессы регулируются 44-м Федеральным законом, который работает на нужды муниципальных учреждений. Так что, если идет срыв по вине исполнителя, то в соответствии с данным законом нарушившая сроки либо качество работ организация вносится в реестр недобросовестных поставщиков. К сожалению, не все при срыве сроков и качества поставляемых товаров нацелены на то, чтобы этот реестр неукоснительно пополнялся. Поэтому заказчик не всегда в состоянии посмотреть финансовую историю организации, с которой заключает контракт. Отношения между поставщиком и заказчиком нужно регулировать жестче на законодательном уровне и увеличивать штрафные санкции. Попавшие в реестр не должны участвовать в торгах вообще. Увы, пока нет полной базы данных, где можно проверить каждого. Кроме того, в реестр недобросовестных поставщиков попадает фирма, а не руководитель. Ничто не мешает ему открыть следующую фирму и вновь участвовать в торгах. Можно говорить и о несовершенстве закона, где нет формальных признаков, по которым предприятие может быть допущено на аукцион, к торгам. О чем говорить, если в штате некоторых фирм значится только директор да бухгалтер, однако это нигде не отражено? - считает эксперт.

И в этом предложении тоже однозначно есть рациональное зерно.

Так, может, пора собрать все мнения и наконец проработать законодательные рычаги по профилактике срывов госконтрактов, чтобы истории, подобные случившемуся со стройкой в «Юности», были редчайшими прецедентами, а не буднями российских городов и весей?

Кстати, Вы можете высказать мнение о проблеме в нашем опросе.

Санкции . Хроника событий