Все свои: Тверская область за Русский мир

Федеральный центр одобрил идею региона принять 7000 бывших соотечественников

13.03.2019 в 23:16, просмотров: 841
Все свои: Тверская область за Русский мир
фото: tverlife.ru

Федеральный центр одобрил идею региона принять 7000 бывших соотечественников.

Минувшей осенью в Твери прошло статусное мероприятие: ассамблея фонда «Русский мир», который не только объединяет русские диаспоры по всему миру, но и имеет негласный статус своеобразного клуба консервативного крыла российского политического истеблишмента. Знающие люди в кулуарах шептались: прибытие фонда в областную столицу на фоне мер по борьбе с нелегальной миграцией, которой известен тверской губернатор Игорь Руденя, и его же усилий по пропаганде русских духовных традиций в регионе, жест, конечно, символический. Похоже, Тверская область получила статус неформальной региональной столицы Русского мира, а политический консерватизм стал одним из фирменных тверских брендов.

В консервативную парадигму чуть позже прекрасно вписалась и новая идея Игоря Рудени: регион объявил о готовности принять 7000 бывших соотечественников. На областном заседании во вторник стало известно: федеральный центр одобрил и сам проект, и квоту.

Чуть больше, чем экономика

Когда идея возвращения соотечественников в Тверскую область была озвучена впервые, мы посвятили этой интересной теме большую статью и на пальцах показали, где тут спрятан экономический и демографический расчет. Все очень просто: Тверская область с точки зрения демографии относится к «старым» областям с большой долей населения в нетрудоспособном возрасте. В этом смысле наша демографическая картинка похожа, как ни странно, на европейскую: смертность превышает рождаемость, которая снижается, и коренное население потихоньку уменьшается. При этом оно, коренное население, еще и довольно мобильно: в Европе виноват менталитет, у нас в регионе причина – близость столиц.

Что со всем этим делать? Как выходить из демографического кризиса? В Европе, недолго думая, решили восполнить нехватку рабочих рук, главного экономического «топлива», импортировав мигрантов. Чем обернулась идея, мы видим: межнациональная напряженность, бытовые конфликты, гуляющие в недрах диаспор экстремистские идеи, которые выливаются в дикие поступки, а порой в теракты.

Наш регион, в отличие от Европы, решает свой демографический и экономический вопрос иначе. Сам Игорь Руденя еще три года назад дал понять: он верит в коренное население и будет вести борьбу с нелегальной миграцией. Тогда же регион начал принимать новые программы по поддержке семьи, материнства и детства: в журналистском обиходе их называют областным демографическим «пакетом». Из последнего: по горячим следам путинского послания в регионе принята и законодательно оформлена отмена платы за вывоз мусора для многодетных семей.

Очевидно: готовность принять бывших соотечественников и распахнутые тверские объятья – часть борьбы с «тверским демографическим крестом». Ведь если к нам действительно приедут тысячи русских людей из бывших советских республик, то, конечно, они прибудут целыми семьями и постараются укорениться. К тому же процесс квотирован: мы точно знаем, каких именно специалистов ждем, и в какой экономической отрасли бывшие соотечественники закроют наши трудовые пустоты.

Но все же неправильно видеть в областной программе, наделавшей столько шума на федеральном уровне, один голый расчет. Те, кого интересует чистая

экономика, идут по европейскому пути. А у нас другая история: мы помогаем «своим». И выполняем тем самым один большой долг, который образовался много лет назад у страны по отношению к своим детям.

Эхо русского рассеяния

«Распад СССР – это крупнейшая геополитическая катастрофа XX века», - сказал однажды Владимир Путин и навлек на себя шквал критики в западных СМИ.

Чуть позже президент пояснил, что считает главной трагедией в развале Союза: десятки миллионов русских по крови и духу людей оказались в одночасье за границей, вдали от митрополии.

Мы до сих пор не сумели отрефлексировать и обсудить те страшные, трагические процессы, которые шли в республиках в конце восьмидесятых – начале девяностых годов. А ведь по границам РСФСР, а потом России полыхали вспышки национализма, и жертвами их становились русские люди. Их выгоняли с работ, выгоняли из квартир, избивали, а порой просто резали. Не надо толерантно шикать: мы все знаем, что это было, что это правда, что это было массовым явлением, и что, к нашему общему стыду, разваленное государство не смогло защитить представителей своей основной национальности за рубежом.

Увы, мы не смогли толком залечить моральные раны нашим бывшим соотечественникам и в сытные нулевые, когда появились первые программы возвращения на родину, квоты, и на эти благородные цели начали выделяться бюджетные деньги. Увы, вышло, как в песне Высоцкого: «Мы в очереди первыми стояли, а те, кто сзади нас, уже едят». Мы, журналисты, с грустью отмечали странную тенденцию: в тесных коридорах миграционок выходцы их жарких республик с толстыми конвертами в карманах по-королевски шли без очереди, а прибывшие из Прибалтики, Казахстана, Украины, Молдовы люди с простыми русскими фамилиями стояли часами, месяцами и годами.

Мы с удивлением встречали бывших соотечественников, которые, прибыв домой, в Россию, умудрялись закончить вуз, обзавестись жильем и много чем еще: но не могли никаким тараном пробить бюрократические препоны на пути к заветному гражданству. Это было неправильно. Это было несправедливо. И это был, к сожалению, как раз тот случай, когда жадность и черствость исполнителей в очередной раз свела на нет умную и стратегически правильную государственную задумку.

Конечно, наша Тверская область не сможет извиниться от лица страны за всех незаслуженно брошенных и много чего претерпевших на чужбине россиян. Но если мы примем даже 7000 человек, и региональное руководство покажет, как достойно и эффективно может вести себя в этом случае власть, а граждане – как по-человечески и по-русски нужно встречать своих, поверьте, нам зачтется. Это история не про деньги и преференции. Это история о вечном: что такое хорошо, а что такое плохо, и какой должна быть модель отношений русского человека с его Отечеством.

Так что, если уж мы взвалили на себя почетный статус регионального центра Русского мира, именно нам и придется первыми выполнить трудную миссию: примирить Родину и семь тысяч незаслуженно брошенных ею детей. Одними деньгами и паспортом эту давнюю геополитическую рану, как показал опыт, не излечишь: нужна любовь.