Хроника событий Две «Волшебные флейты» в «Геликоне»: надули Моцарта Дежа-вю: имя Ломоносова у архангельского аэропорта пытается отжать Москва Само не рассосется: общество готовится к радикальным реформам Дорогой ПФР В Улан-Удэ могут объявить чрезвычайную ситуацию «по мусору»

Итоги выборов-2018: бойтесь данайцев, дары приносящих!

Оппозиция взяла процент, но сенсаций в будущем ждать не стоит

14.09.2018 в 12:34, просмотров: 1037
Итоги выборов-2018: бойтесь данайцев, дары приносящих!

Отгремели выборные баталии: подсчитаны проценты, сделаны все заявления, даны все комментарии, а по медиаплощадкам прокатился шквал аналитических публикаций и экспертных мнений.

Пора и нам поделиться некоторыми наблюдениями о ходе и итогах избирательной кампании в Тверской области! Но не будем повторяться, озвучивая то, что уже многократно сказано коллегами. Предлагаем поговорить не о победе партии власти, не о разрыве в результатах, продемонстрированных муниципальными образованиями с разными показателями политического спокойствия и социально-экономической стабильности: а о ловушке, в которую, на наш взгляд, попала по итогам выборов в Тверской области парламентская оппозиция.

Нет, уважаемые читатели, вы не ослышались! Да, мы в курсе, что все оппозиционные партии, которые участвовали в довыборах в Тверской области, получили свой процент. Но анализируя, из чего сложился этот результат, и глядя на то, как восприняли итоги кампании сами представители оппозиции, мы волей-неволей вынуждены сделать грустный прогноз: похоже, жизнь ничему не учит руководство наших парламентских оппозиционных партий, и впереди их вряд ли ждут поводы для радости.

Подарок свыше

Начнем с главного. Давайте говорить честно: минувшие выборы были особыми, потому что все кампании, от мелких поселковых до выборов на одномандатных думских округах, по стечению обстоятельств оказались привязаны к федеральной, а вовсе не к местной повестке. Ну конечно, мы имеем в виду пенсионную реформу, весть о которой подоспела на старте выборов, вызвав бурю эмоций у населения. В итоге случилась электоральная ситуация, которую можно назвать неклассической: кампании в регионах шли под фоновый федеральный шум вокруг пенсионной реформы, и шум этот создавал, как ни странно, телевизор. Не надо было иметь никаких специальных знаний, чтобы еще в начале лета сделать прогноз: партии власти в такой некомфортной фоновой обстановке придется биться за каждый голос избирателя, прорываясь через протестные электоральные дебри. Прорвется или нет? Вот как стоял вопрос: а вовсе не о процентах.

Сейчас тучи экспертов пытаются разгадать головоломку: почему история с пенсионной реформой была затеяна на федеральном уровне до выборов, а не после? Зачем власть устроила себе протестное препятствие в разгар политического сезона? Зачем парламентской оппозиции был организован такой роскошный царский подарок в виде непопулярной реформы? Ведь ей в итоге не пришлось даже придумывать программы, повестки и листовки: всю кампанию оппозиция в Тверской области радостно проносилась с пенсионной реформой и собрала протестную электоральную жатву, не приложив ровным счетом никаких усилий – как говорят в таких случаях в народе, на халяву!

Но давайте немного отвлечемся от наших внутренних российских дел и попробуем посмотреть на происходящее холодными глазами теории власти. Разве может жизнь всегда гладить человека по шерсти? Конечно, нет. Точно так же рано или поздно в государственной повестке любой страны мира начинает маячить вынужденное непопулярное решение. Если власть понимает, что она слаба, и ее институты неспособны переварить протест, риски зашкаливают, решение не принимается, проблема откладывается в долгий ящик. Кстати, именно так и получилось в свое время с реформированием пенсионной системы: зная, какая это непопулярная вещь, очень долго, с позднесоветских времен, этим никто не занимался.

Так вот: на непопулярные, но по каким-то причинам нужные меры власть идет, если она уверена в незыблемости государственных институтов. Это признак силы, и как правило риски хорошо просчитаны.

Давайте посмотрим, как это работает, на примере Германии, где несколько лет назад с подачи власти и лично канцлера Ангелы Меркель (которая, к слову, является бессменным лидером данной страны с 2005 года) было принято сверхнепопулярное решение. Страна приняла поток так называемых беженцев, разом получив следующий букет проблем: рост межнациональной напряженности, проблемы с государственной безопасностью, экстремистскую угрозу, угрозу развала ЕС на почве несогласия остальных стран с действиями Германии.

По эмоциональному накалу все было куда круче наших баталий вокруг пенсионной реформы. Шутка ли, государство покусилось на такой основной человеческий инстинкт, как чувство личной безопасности! С точки зрения обывателя поведение Меркель казалось в этой ситуации настоящим безумством: она несколько раз публично заявила, что пойдет в своем решении до конца, потому что считает его правильным вопреки соцопросам.

Помните, как по Германии катились митинги? Как на благодатной протестной почве появилась целая оппозиционная партия, и как она взяла процент на региональных выборах в ряде федеральных земель? Как все это происходило накануне выборов в бундестаг, и вся немецкая пресса хором хоронила Меркель?

Но Меркель на месте, у нее по-прежнему большинство, власть, пройдя через испытание протестом, выстояла, проблема беженцев потеряла с течением времени свою остроту, социология выправилась.

Что в итоге? Власть окрепла, все геополитические игроки воочию увидели возможности немецкой государственной вертикали, а оппозиция… Ну а что оппозиция? Пока она годами носилась с беженцами, выжимая на выборах по 10-15 % из благодатной протестной темы, в немецком обществе зрели совсем другие запросы, и власть работала не с текущей горячей повесткой, а с ними.

Расцвет оппозиции был делом временным, а власть, как оказалось, работала вдолгую. И проиграв одну битву, выиграла всю войну.

Лицом к лицу лица не увидать

Догадываетесь, к чему мы рассказали эту немецкую историю, которая нас вроде как не касается?

Правильно: потому что сейчас на федеральном уровне у нас происходит то же самое, но в более легкой форме.

А что если власть провела тест-драйв всей административной системы, проверив в ходе выборов, насколько устойчива административная машина в разных регионах, как она реагирует на давление, как переваривает «токсичные» темы, как отвечает на наскоки оппозиции? Ведь впереди, не будем забывать, Россию ждет передача власти, операция «Преемник» и растущее международное давление.

Поэтому итоги выборов в Тверской области нужно рассматривать в федеральном контексте. И если сравнивать их с показателями соседних регионов, можно смело констатировать: в общем и целом политическая система тверского региона справилась с ударом пенсионной реформой.

Что касается парламентской оппозиции, то в тупик, на наш взгляд, попала как раз она. Давайте рассуждать логично и трезво. Еще полгода назад, когда на фоне президентских выборов выяснилось, что население устало от Зюганова, и его нельзя выдвигать, что Жириновский сильно постарел и сдал, что Миронов уже умер как политик, парламентская оппозиция оказалась перед выбором: либо она проводит кардинальные кадровые зачистки, берется за ум и возвращается на реальное выборное поле, либо она умирает. Потому что когда три парламентские партии набирают на выборах в Тверскую городскую Думу несколько тысяч голосов, это, безусловно, самое красноречивое свидетельство деградации.

Перемены бродили в воздухе. Их требовали СМИ, о них писали политологи, уже и власть начала прозрачно намекать оппозиции, что в таком разобранном виде, превратившись в спойлера, она не устраивает никого. Они бы наверняка случились – но с неба на парламентские оппозиционные партии упала крайне выигрышная с точки зрения популистской риторики федеральная тема, и перемены теперь откладываются.

Если честно, удивительно наблюдать за радостными танцами и самовосхвалениями, которые сейчас устраивают по итогам выборов отдельные представители оппозиции. Мы бы еще поняли восторги по поводу 10-15 полученных процентов голосов, если бы они были выхожены ногами по электоральному полю, были бы результатом круглосуточных бдений в штабах, мозговых штурмов, умного креатива, интересных повесток. Но речь идет о простом стечении обстоятельств: стоит ли радоваться «улову», который пришел в руки сам, а не был честно пойман?

И, увы, уже ясно, что будет дальше. Давайте-ка дадим прогноз. Наши парламентские оппозиционные партии, оседлав пенсионного конька, будут ездить на нем, пока тема окончательно не сдохнет. Это может случиться через полгода или через год: но другой повестки в ближайшее время от оппозиции мы точно не увидим.

Вряд ли дождемся мы и кадровых перестановок в оппозиционном партийном руководстве. Кто из номенклатуры согласится теперь отправиться на покой, когда случилась такая электоральная «пруха», и в перспективе замаячили какие-то финансы?

Не стоит надеяться и на то, что оппозиционные партии возьмутся за ум и пойдут пахать в электоральных полях, а заодно искать хоть какую-то идеологию. Зачем им теперь все это, если граждане взбудоражены пенсионной реформой, и наметилась такая вещь, как протестное голосование? Пусть все идет своим чередом!

Но жизнь устроено так, что надо бояться данайцев, дары приносящих. Если в политике что-то плывет в руки само, провоцируя расслабиться, это путь в никуда. Тех, кто расслабляется, догоняют и обгоняют!

Увы, в погоне за протестными голосами с громкой погремушкой в руках, наша парламентская оппозиция рискует проспать самый главный запрос граждан, который сейчас заглушил информационный шум. Это запрос на обновление.

Мы видим по всем приметам, что власть ищет ответы на этот запрос, запустив смену элит, глобальную реформу социальной сферы, большую стратегию 2024.

А значит, скорее всего, будет так: через несколько лет, когда уляжется пыль от пенсионных баталий, выяснится: с главным запросом населения работала только власть, а парламентская оппозиция, пойдя по самому простому пути, позабыла сменить лидеров и декорации.

Вот почему, по нашему мнению, не стоит ждать в ближайшие годы сенсаций на политическом поле: и федеральном, и областном. Потому что тактика – это одна, а выигрывает в конечном счете все равно стратегия.

Пенсионная реформа. Хроника событий