Шесть «нельзя» Игоря Рудени: что запретил губернатор на своем посту

Шесть «нельзя» Игоря Рудени: что запретил губернатор на своем посту
фото: novavlada.info

Так уж повелось: при подведении итогов пишут о стартах новых проектов и различного рода начинаниях. Однако любой руководитель, особенно когда речь идет о политике, не только что-то строит, запускает, инициирует, но еще и всегда ведет борьбу. И порой запреты приносят не меньше пользы, чем программы развития: но они обычно остаются за кадром.

«МК в Твери» решил исправить это упущение и вспомнить, какие ограничения ввел региональный руководитель за минувшую трехлетку и как они сказались на жизни региона.

Собственно, с одного из важных «нельзя» Игорь Руденя начал свою работу в 2016 году, еще будучи и.о. губернатора. Речь идет об остановке пресловутой сельской оптимизации, проходившей в регионе с двухтысячных.

Столпы деревенской жизни

Само по себе слово «оптимизация» не имеет никакого негативного подтекста. Напротив, мы говорим об улучшении того или иного процесса – скажем, производственного, когда сокращаются лишние затраты, финансовые или временные. Но в Тверской области, да и в некоторых других регионах России, оптимизация стала синонимом уничтожения. И мы ни капли не преувеличиваем.

Это сейчас ясно: люди, которые занимались оптимизацией социальной сферы в Тверской области, оперировали сухими данными безликой статистики, а она не отражает всей сложности жизни. Это сейчас понятно: авторы оптимизации пытались применить к многогранным проблемам регионального развития примитивные схемы из промышленного производства и бизнеса. А там все, что не приносит прибыли, режут под корень, и то, что вытягивает дополнительные ресурсы, уничтожают.

Во главу угла ставилась экономия, что было особенно актуально в кризисные годы. Однако под нож пускались те сферы сельской жизни, без которых невозможно представить само существование отечественной деревни. Так, люди в белых воротничках, вооруженные калькуляторами, похоже, не знали о «трех китах», на которых покоится благополучие любого населенного пункта. Что же это за «три кита»? Очень просто: больница, школа и клуб.

Там, где они есть, село если не процветает, то как минимум живет. Есть где учиться, куда обратиться в случае проблем со здоровьем и где провести свободное время. Убери из этой схемы хоть одно звено, и даже благополучная деревня начнет потихоньку вымирать и деградировать. Помнится, автора этих строк занесло в пору свирепствующей оптимизации в один из поселков на краю Калининского района. Жители жаловались, что в местном медпункте они могут максимум измерить температуру тела или артериальное давление, а адекватную помощь фельдшер не мог оказать при всем желании – лекарства отсутствовали как класс. Что касается клуба, то он в то время доживал свои последние дни, и с болью в глазах его работница предлагала взять с собой хотя бы несколько книг из небольшой местной библиотеки, дабы те избежали сожжения или медленного разложения на свалке.

Еще один показательный случай произошел в свое время уже в Максатихинском районе, где несмотря на вмешательство региональной и даже федеральной прессы была закрыта школа, в которой учились десятки детей из нескольких деревень. Увы, на мнение местных жителей и журналистов попросту наплевали, и в итоге огромное поселение лишилось одного из «китов». Население предсказуемо начало «расползаться»…

Это лишь два показательных случая, а сколько их было за десятилетие «оптимизации»! В результате двухтысячные оставили после себя вымершие деревни, и люди туда уже вряд ли вернутся.

Так что нетрудно понять, почему одним из первых решений нового губернатора как раз и стала отмена губительной оптимизации. Более того, на одном из совещаний с участием премьер-министра Дмитрия Медведева Игорь Руденя предложил программу реновации сельских территорий, то есть запустить обратный процесс. Нужно ли добавлять, что инициатива не только получила одобрение, но и была рекомендована остальным регионам?

Солнечному миру…

Сегодня об этом уже мало кто помнит, однако всего несколько лет назад в Тверской области много шума наделал проект строительства цементного завода под Старицей. Сами авторы проекта утверждали: производить планируют клинкер, и бояться гражданам нечего. Но граждане, несмотря на все старания пиарщиков, к проекту отнеслись настороженно, переживая за экологию.

Между тем, рекламой проекта были завалены все областные информационные площадки. Региону сулили сказочные перспективы – пополнение бюджета, приток рабочей силы, толчок к развитию муниципалитета...

Но старицкая общественность стояла на своем: рисковать экологией нельзя ни за какие деньги. Новый глава региона, изучив вопрос, пошел навстречу общественности. Когда Игорь Руденя объявил, что вредного цементного производства под Старицей не будет, заявление поначалу приняли было за предвыборный ход.

Однако прошло уже несколько лет, а запрет по-прежнему в силе. Похоже, в истории можно ставить точку.

Черный трафик

Долгое время Тверь считалась чуть ли не столицей нелегальной миграции в ЦФО, а регион - перевалочным пунктом. Транзит через Верхневолжье действительно поражал своими объемами – независимые эксперты говорили о десятках и сотнях тысяч мигрантов, которые проходили через наш регион, но жили и работали в столицах. Тем временем, в области плодились «резиновые» квартиры, где счет незаконно зарегистрированных мигрантов шел на десятки, похожая ситуация была и в сельской местности – там возникали «резиновые избы».

В самых разных сферах царило засилье иностранных граждан, которым покровительствовали чиновники, и проблема была настолько острой, что дело начало доходить до открытых столкновений. Вспомним хотя бы события в закрытом ныне тверском клубе «Морозов-холл», прогремевшие на всю страну –напряженность в регионе росла и грозила перерасти в самый настоящий кризис. Мы не беремся оценивать возможные последствия, но несколько раз Верхневолжье действительно стояло на грани. Кто только не пиарился в то время на проблеме, но дальше обещаний дело не доходило.

Тем важнее на этом фоне выглядит одно из достижений Тверской области, которое случилось именно в последнюю трехлетку – волевым решением Игорь Руденя чуть ли не впервые в стране запретил использовать труд мигрантов в целом ряде сфер деятельности. На сегодняшний день это внушительный список из 33 позиций, где указаны оптовая и розничная торговля, строительство гидротехнических сооружений, услуги по перевозкам, подбор персонала и многое другое. Также в Тверской области стоимость рабочего патента для иностранных граждан резко подросла и является одной из самых высоких в ЦФО, но самое главное – все меры, предпринятые новым губернатором для борьбы с нелегальной миграцией, носят системный характер. По данным регионального минэкономразвития, в 2016-2018 годах удалось трудоустроить 13,7 тыс. российских граждан на те места, которые изначально предназначались для иностранцев.

фото: ok.ru

При этом областное руководство не скрывает, что меры носят протекционистский характер – то есть направлены на защиту социально-экономических интересов жителей Верхневолжья и соседних регионов. Всего за несколько лет подобной работы была закрыта тема уже упомянутых «резиновых квартир», а опыт Тверской области в сфере противодействия нелегальной миграции был принят на вооружение другими субъектами РФ. Мы давно не видим толп иностранных граждан, стоящих в очереди на медицинское освидетельствование, а в ближайшее время регион и вовсе планирует принять русскоязычных соотечественников по программе переселения – об этом «МК в Твери» уже подробно рассказывал.

К слову, протекционистские меры предпринимаются областным руководством в том числе на уровне таких тонких материй, как культура и духовная жизнь. Одновременно предпринимаются активные попытки «перезагрузить» демографическую ситуацию. Так что борьба с нелегальной миграцией вкупе с созданием рабочих мест для жителей Верхневолжья является всего лишь частью большого «демографического» областного пакета мер.

Забудем о ямах

Ямочный ремонт стал мемом еще чуть ли не в советские годы. Традиция латать дорожные дыры этим способом насчитывает целые десятилетия, и к ней уже успели привыкнуть как к неизбежному злу.

Однако именно Игорь Руденя стал тем руководителем, который сумел побороть это казавшееся неодолимым зло. Ямочный ремонт в сезон дорожных работ запрещен, его заменил метод «дорожных карт». Сегодня реконструкция улиц, шоссе и прочих объектов дорожной инфраструктуры ведется целыми участками. Старое покрытие снимается, а вместо него кладется новое, и там, где ремонт был проведен таким способом, асфальт держится до сих пор.

Тем самым глава региона убил сразу двух зайцев: постепенно избавил тверские дороги от дурной славы и перекрыл коррупционные краны, которые нередко работали на полную катушку рядом с ямочными ремонтами. В итоге выяснилось, что асфальт можно класть не на один сезон, а на несколько лет.

фото: vk.com

Что касается ямочного ремонта, то он применяется теперь только осенне-зимний период и только как оперативная мера по латанию дыр: при этом применяются технологии, позволяющие работать при минусовых температурах.

Мусорный вопрос

В прошлом году ближайшее к нам Подмосковье сотрясали мусорные скандалы. Тем удивительнее и смелее оказалось заявление Игоря Рудени, который несколько раз во всеуслышание объявил: чужие отходы области не нужны, и ввоза московского мусора мы не допустим.

«Важно, чтобы муниципальные власти и администраторы, которые сейчас выполняют свои обязанности в этом секторе, четко понимали, что это не бизнес для них. К нам не должны привозить мусор из других регионов. Это вопрос экологической безопасности тверского региона, будущего нашей территории», - сказал как отрезал губернатор.

И тем самым послал четкий сигнал не только коммерческим структурам, заинтересованным превратить Верхневолжье в гигантский полигон, но и главам муниципалитетов: область печется о своем экологическом благополучии и не собирается им рисковать. Смелость губернатора оценили на федеральном уровне, и вкупе со спокойным стартом мусорной реформы это привело к «бонусу» от высшего руководства страны: Тверская область стала одним из тридцати регионов, которые получат федеральную субсидию на ликвидацию несанкционированных свалок.

фото: ua.news

Сейчас, по прошествии времени, понятно, что заявление было неслучайным. К новым правилам обращения с бытовыми отходами Верхневолжье в общем и целом подошло готовым.

Прощай, тверской Лас-Вегас!

Удивительно, но если о заградительных мерах против нелегальных мигрантов, запрете оптимизации и ввоза мусора из других областей многим хорошо известно, то о зарубленной на корню идее создать некое подобие Лас-Вегаса в Верхневолжье никто уже особо не помнит. А между тем это один из знаковых запретов, введенных Игорем Руденей.

Напомним: некоторое время назад появилась идея открыть в особой экономической зоне «Завидово» казино. Как известно, с некоторых пор игорный бизнес в нашей стране разрешен лишь в специально определенных местах, и Тверская область могла стать одной из таких локаций. Инициатором был депутат областного Законодательного собрания Константин Буевич, но идею на корню зарубил губернатор.

Глава региона ясно дал понять: выражение «деньги не пахнут» - не о Тверской области.

- Не поддерживаю такие решения, считаю, что любые заведения, связанные с азартными играми, базируются на слабостях и на пороках человека, - так прокомментировал вероятность создания казино Игорь Руденя. – Я думаю, что у нас и так достаточно проблем, и культивировать вот такого рода деятельность, мне кажется, не самое удачное время для нас. У нас есть много других задач: развитие малого бизнеса, туризма, сельского хозяйства.

Добавим: с тех пор больше подобных идей никто не озвучивал.