Пробки, кофе, президент: тверские журналисты побывали на пресс-конференции Владимира Путина

Пробки, кофе, президент: тверские журналисты побывали на пресс-конференции Владимира Путина
фото: Сергей Савинов

Считается, что нашему региону повезло в географическом плане – мы находимся фактически под самым боком столицы, и поездка на крупное федеральное мероприятие для нас не сложнее командировки в район. Однако это мнение традиционно не учитывает перманентные московские пробки. Тем не менее, на итоговую пресс-конференцию президента нам удается прибыть в числе первых.

Выезжать, правда, приходится задолго до рассвета – на часах четыре утра. Родной город встречает нас пустыми улицами и завывающим ветром, прогноз МЧС сбывается на все сто. Остановки в пути недолгие – выходить из машины без крайней необходимости нет никакого желания. Если все-таки покинул транспорт, мгновенно понимаешь, что означает термин «парусность», и начинаешь размышлять о бренности бытия.

Трассу М-10 проскакиваем без проблем, а вот утренняя столица грозит спутать все планы: скорость падает в несколько раз, и временной запас уже не кажется таким огромным. Однако опасения оказываются напрасными, и мы подъезжаем к Центру международной торговли на Краснопресненской набережной более чем за три часа до начала пресс-конференции.

фото: Сергей Савинов

В Москве не так ветрено, как в Твери, но все же ощутимо задувает. Журналисты зябко кутаются в плащи и куртки, но некоторые коллеги смело щеголяют по декабрьской столице в легкой одежде. Кто-то смотрит на смельчаков с недоумением, кто-то – с легкой завистью. Не каждый может перебороть себя и перестать мерзнуть. Некоторые катят за собой внушительных размеров чемоданы – это гости из дальних регионов и зарубежья. Глядя на них, мы понимаем, что наше сетование на пробки и раннее пробуждение по сравнению с их ситуацией просто-напросто детский лепет. Тему времени больше не затрагиваем.

- Что у вас в пакете? – спрашивает полицейский на первой линии досмотра.

- Кот Борис и плакаты.

На первого стражи порядка реагируют вяло, а вот вторые просят достать и показать во всей красе.

- Что хоть написано?

- Логотип СМИ и название города…

- Проходите.

Профессиональное любопытство полицейских вполне объяснимо: плакат может оказаться как безобидным, так и оскорбительным – и фраза «мы же порядочные люди» здесь требует железного подтверждения.

На входе в здание вновь проходим досмотр – здесь уже все серьезнее, с рамками и вежливыми охранниками. Пройти удается не с первого раза.

- Вернитесь и достаньте из карманов все лишнее.

- Но и так уже ключи, телефон и мелочь достал.

- Значит, еще что-то «пищит», - улыбается охранник.

Приходится возвращаться и полностью опустошать карманы. Очередь терпеливо ждет – подобные ситуации при досмотре не редкость. Примечательно, что все дело оказывается в кошельке с исключительно бумажными купюрами: рамка «возбудилась» на крохотную металлическую застежку.

Стоим в очереди за бейджами и только начинаем опасаться, что процесс затянется, как ситуация разряжается: всех журналистов делят на две группы – чьи фамилии начинаются на буквы от Л до Я и остальных. Мы все оказываемся в одной группе, быстро проходим процедуру идентификации и спешим, получив брендированные сумки с блокнотами и ручками, в другой подъезд.

фото: Сергей Савинов

Времени до начала события еще больше двух часов, а потому, пройдя уже третью по счету линию досмотра, мы спокойно завтракаем в буфете. За чашкой кофе знакомимся с коллегами, в том числе зарубежными – журналистка крупного китайского телеканала прекрасно разговаривает на русском. Тем не менее, лучше не задерживаться: в этом году на пресс-конференцию аккредитовано рекордное число представителей СМИ – 1895 человек, поэтому очередь в зал, где все будет происходить, нужно занимать загодя. Если, конечно, не хочешь слушать президента несколько часов стоя.

Холл второго этажа заполняется быстро, коллеги с федеральных каналов выборочно спрашивают присутствующих, кто с каким вопросом приехал. Доходят и до нас, поначалу приняв нашу делегацию за корреспондентов одного известного глянцевого журнала, который наш коллега читает, чтобы скоротать время в очереди. Рассказываем, о чем хотим спросить президента и воодушевляемся – все непременно должно получиться.

В зал вскоре начинают пускать телеоператоров и фотографов, потом подтягиваемся и мы, пишущая братия. Снова досмотр (уже четвертый), и на входе нам приходится расстаться с хэштегом нашего холдинга – слишком большой.

- У вас астма? – уточняет охранник, увидев у нашего коллеги аэрозольный баллончик с лекарством.

Когда наконец-то заходим в зал, практически все места оказываются занятыми – не спасла даже огромная фора по времени. Приходится ютиться у стенки, и уверенность в том, что до нас дойдет очередь и мы сможем задать свой вопрос, как-то быстро пропадает.

Атмосфера в зале накалена до предела, все ждут президента, и каждый в глубине души рассчитывает на то, что именно ему повезет. Надежды на плакаты мало – чтобы журналисты не перекрывали обзор своим снимающим на фото и видео коллегам, их размеры теперь ограничены форматом А4. И вот, наконец, появляется он – человек, за пресс-конференциями которого без преувеличения следят во всем мире.

фото: Сергей Савинов

Вопросы звучат самые разные: от актуальных и острых вроде отношений между Россией и Украиной, а также другими странами, до исторических – затронуты Советский Союз, Ленин и Вторая Мировая война. Не обходится и без вещей приземленных вроде выходного 31 декабря. Дискуссия идет оживленно, но все понимают: она, как и все в этом мире, конечна. Кто знает, сколько вопросов осталось незаданными? Счет явно идет на сотни, и наш в их числе.

Спустя четыре часа двадцать минут пресс-конференция завершается, и мы покидаем Центр международной торговли с твердым намерением повторить попытку в следующем году. В Твери в это время продолжают устранять последствия утреннего урагана – к нашему возвращению уже мало что напоминает о бушевавшей стихии.