Зачем Твери технопарк «Кванториум»

04.02.2019 в 18:07, просмотров: 704
Зачем Твери технопарк «Кванториум»
Кванториум, это место, где человек встречает технологии Фото: Игорь Докучаев

В конце января в областном центре произошло сразу два знаковых события, которые на первый взгляд могут и не показаться таковыми. Речь идет об «арктическом» фестивале и визите губернатора в официально открывшийся технопарк «Кванториум». Казалось бы, прямой связи между событиями нет, но если вдуматься, можно сделать открытие: вектор жизни подрастающего поколения в нашей стране в последние годы, похоже, круто изменился. Круто – во всех смыслах.

Север для смелых

Начнем с арктического фестиваля, состоявшегося воскресным днем 27 января в городском саду. С одной стороны, мероприятие носило развлекательный характер. С другой – преследовало сугубо прагматичные цели, для которых бургеры с олениной были лишь красивой огранкой. Многие пришли на фестиваль целенаправленно открывать для себя север. Примечательно, что в кинозал, где показывали документальный фильм об Арктике, люди стояли в очереди – и дело тут явно не в традиционно приписываемой нам тяге к халяве. Просто Север постепенно входит в моду, как вообще входит в моду открывать для себя собственную страну.

Фото: yaplacal.com

Не секрет, что на фестивале присутствовали представители компаний, работающих в условиях севера: они вкладываются в продвижение северного бренда, поскольку остро нуждаются в сотрудниках. Не знаем, много ли тверитян в итоге откликнулись на вакансии, но наверняка такие были.

Но нас заинтересовал куда более глобальная вещь. Также не секрет, что сегодня в Арктике пересекаются геополитические интересы ведущих стран мира, и ценность этого региона для России очевидна. Мы возвращаемся в Арктику, пытаемся вдохнуть жизнь в наши приходившие в упадок последние несколько десятилетий северные форпосты. Но главной проблемой остаются человеческие ресурсы. Ведь одна система рекрутирования трудовых кадров на север рухнула вместе со страной под названием СССР, а новой пока нет.

Людей, выросших в девяностые, любят называть потерянным поколением. И в целом в этих словах есть горькое рациональное зерно. Опросы показывали: если дети Перестройки еще мечтали стать моряками и космонавтами, то в разваливающейся стране ни взрослым, ни детям было уже не до романтики: включился режим выживания, а главной профессиональной целью стали деньги. Финансы правили бал во всем, и север рассматривался исключительно как место, где можно по-быстрому что-то заработать и пораньше выйти на пенсию.

Конечно, и в советское время люди ездили в Заполярье за «длинным рублем». Но удивительным образом это сочеталось с романтикой, а государство всячески поддерживало этот баланс.

Безусловно, трудно восстановить то, что разрушалось годами, но радует, что на государственном уровне предпринимаются попытки провести некую имиджевую кампанию региона, который срочно осваивать, и радует, что главная аудитория кампания – это дети. Значит, у страны есть долгосрочные планы в Арктике, а в портфеле лежат, возможно, планы больших строек.

И здесь мы как раз возвращаемся к мероприятиям вроде арктических фестивалей и вообще к тому вниманию, которое государство наконец начало уделять детям.

Алло, мы ищем таланты!

Девяностые годы остались в истории нашей страны не только как время криминального разгула и развала экономики. Они запомнились еще и как темные

времена для российской науки. Целая часть общества, еще вчера являвшаяся интеллектуальной элитой, оказалась выброшена на обочину жизни. Зарплаты в НИИ были копеечными, люди, порой защитившие не одну диссертацию, жили впроголодь. Помните сцену из старого фильма «Гений» с Абдуловым – ту самую, где дипломами и сертификатами оказываются обклеены стены туалета? Так вот, она максимально точно передает тогдашнюю ситуацию в стране.

Фото: lubnitsa.ru

Это была самая настоящая катастрофа. «Утечка мозгов», когда лучшие отечественные умы массово выезжали за рубеж в поисках лучшей жизни, началась еще в восьмидесятые. Но именно в девяностые она достигла своего пика, а сама отечественная наука – дна. Кто не уехал, выживал как мог. Необъятные сумки-баулы, забитые дешевым турецким тряпьем, стали приметой времени, а их обладатели, курсировавшие за бугор и обратно, получили в народе меткое прозвище «челноки». Абсурдность ситуации заключалась в том, что поставщиками и по совместительству продавцами импортного дефицита были в массе своей учеными. Учеными, которые оказались не нужны своей стране и брошены ею на произвол судьбы. Сама репутация науки втаптывалась в грязь. А массовая культура еще больше добивала светлый образ интеллектуалов, которым в фильмах новой формации была уготована роль жалких существ, от которых жены уходят к более успешным – предпринимателям и бандитам…

Последствия наплевательского отношения к науке и, тем более, людям, посвятившим ею свои жизни, мы испытываем до сих пор. И никто не может адекватно оценить те потери, которые мы понесли из-за утечки мозгов и из-за того, что талантливые молодые люди выбирали более «престижные» профессии. Безусловно, отечественная наука не умерла – она продолжала держаться на плаву благодаря стараниям энтузиастов. Но отставание достигло ужасающих масштабов, несмотря на отдельные успехи.

Сегодня вопрос восстановления ученой прослойки российского общества стоит как нельзя более остро, и власть это прекрасно понимает, делая ставку на новое поколение. Отсюда и арктические фестивали, и детские технопарки – это площадки для выявления юных талантов. Как уже говорилось выше, все это часть единой системы, направленной на преодоление технологического отставания России на международной арене. Личность человека и его отношение к миру закладывается еще в раннем возрасте, и лучшее, что могут дать взрослые детям – это позволить им найти себя, предоставить возможность самореализоваться и при необходимости подтолкнуть в правильном направлении. Ведь мало родиться гением – для того, чтобы им стать, нужны условия.

Все лучшее – детям

Строго говоря, само понятие «технопарк» подразумевает некий комплекс, основной целью которого является «увеличение благосостояния местного сообщества посредством продвижения инновационной культуры, а также состязательности инновационного бизнеса и научных организаций». Такое определение дает Международная ассоциация технологических парков.

Впервые подобные комплексы появились в Соединенных Штатах. Пионерами в этом движении стали сотрудники Стэнфордского университета, перед которыми встал вопрос финансирования учебного заведения. И тогда декан инженерного факультета Фредерик Терман нашел изящное решение: участок земли, которым университет владел, но не имел права продавать, был сдан в аренду в качестве офисного парка. При этом разрешение могли получить только высокотехнологичные компании, что заодно позволило решить вопрос с трудоустройством выпускников Стэнфорда. Из этой смелой идеи в итоге выросла знаменитая Кремниевая долина.

Фото: diletant-ik.ru

Следом за США подтянулась и старушка Европа, а на территорию бывшего СССР технопарки пришли в 1990 году – первым в своем роде стал Томский научно-технологический парк, созданный на базе местного госуниверситета систем управления и радиоэлектроники. Хотя справедливости ради стоит отметить, что первыми аналогами подобных комплексов стали академгородки.

А в 2006 году власть утвердила программу, именуемую «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий». Здесь речь идет, конечно же, именно о комплексах вроде той же американской Кремниевой долины – таких как «Анкудиновка» в Нижегородской области, «Технополис Химград» в Татарстане, «Жигулевская долина» в Самарской области и еще ряд других. Важным направлением их работы является как раз таки сотрудничество со сферой образования – в плане подготовки кадров. А в 2014 году в России (конкретно – в Курганской области) появился первый детский технопарк под названием «Зауральский навигатор». Он как раз из тех, что называются «профориентационными». По сути, это стимулирование интереса к знаниям. Если в больших, «взрослых» технопарках знаниями и опытом обмениваются университеты и корпорации, то технопарк для детей – это, прежде всего, исследовательская площадка, позволяющая познавать мир, а заодно ориентирующая ребенка на выбор будущей профессии.

В Тверской области «Кванториум» был создан в прошлом году, а педагоги, преподающие там, прошли обучение в небезызвестном комплексе «Сколково». 1 сентября технопарк уже выступил организатором фестиваля науки, в ноябре провел серию мастер-классов в рамках конкурса «Молодые профессионалы» (WorldSkills Russia), а в декабре на его базе прошли соревнования программистов.

Сейчас он уже обладает собственной площадкой, официальное открытие которой и состоялось 30 января. Тех, кто там занимается, порядка тысячи человек – это ребята в возрасте от 11 до 18 лет. А еще, как нам стало известно, специально для «Кванториума» был приобретен автомобиль, который стал мобильной лабораторией – специально для детей из районов области, ведь будущие российские гении вовсе не обязательно живут в крупных городах.

Кстати, в будущем в регионе «Кванториумов» станет больше – по крайней мере, так заявил губернатор Игорь Руденя на встрече с учениками. Впрочем, учитывая, что создание технопарков в регионах – часть федеральной стратегии, в этом можно не сомневаться.

Конечно, преодолеть последствия технологического провала девяностых будет нелегко. И грезить о том, что уже через год мы заткнем за пояс зарубежных конкурентов, как минимум наивно. Не заткнем – чересчур долго обстоятельства были не в пользу науки, слишком много времени потеряно и непомерно тяжелыми в итоге стали потери. Но время ученых-романтиков, для которых понедельник начинается в субботу, как в одноименном романе Стругацких, при таком подходе имеет шанс вернуться. Главное, не бросать все на полпути. И детские технопарки как поддержка юных исследователей – в этом плане уже серьезное достижение.