А ну в болото: журналисты нашли затерянный мир в Тверской области

Корреспонденты прошли и проехали по уникальному туристическому маршруту вместе с джип-клубом «Лебедушка»

11.07.2018 в 12:03, просмотров: 27399
А ну в болото: журналисты нашли затерянный мир в Тверской области
Фото: Юлия Овсянникова

- Бездорожья тут нет, но будет интересно, - загадочно улыбается Евгений Павлов, президент джип-клуба «Лебедушка», многократный чемпион России по ралли-рейдам, а с недавних пор еще и рекордсмен, качая огромные колеса джипа, на котором мы скоро отправимся в путь.

- Оршинский мох – это целый затерянный мир. Мы увидим сегодня озера, плавучие мхи и торфяники. Болото – рай для археологов: все, что попадает в болото, превращается в итоге в «консервы». На Оршинском Мхе много неолитических стоянок, а еще, говорят, есть остатки старообрядческих поселений: когда-то староверы прятались на болотах от гонений. В местных мхах лежит шесть самолетов, сбитых во время Великой Отечественной войны. Есть люди, которые уверяют, что видели утонувший танк, - объясняет Яков, помощник Евгения Павлова.

Наша поездка – это чистой воды авантюра. Узнав, что тверские джиперы из клуба «Лебедушка» будет тестировать новый «болотный» маршрут, по которому потом повезут туристов, мы не высидели дома и напросились на сафари по Оршинскому Мху.

Оршинский Мох! Один из самых больших болотных массивов Европы, в центре которого притаилось легендарное Петроозерье – россыпь из ста сорока озер! Там идут километры узкоколейки. Там можно найти брошенные вагонные депо и технику, которая некогда добывала торф. Оршинский мох – это памятник соцреализму, это особый визуальный мир: здесь царят черно-желтые сочетания, самая тревожная палитра на свете. Одним словом, это рай для фотографов, и нам надо туда.

- Будет интересно, - загадочно улыбается Евгений Павлов, накачав колеса джипа.

Это уже не про фото, а про экстрим. До болота ведь нужно добраться, а в роли подопытных туристов – мы!

По кочкам, по кочкам, по маленьким дорожкам

Тест-драйв начинается на базе отдыха «Волжанка». Дело в том, что на том берегу Волги расположен комплекс отдыха «Завидово», филиал ГлавУпДК при МИД России. Когда-то это был закрытый для простых смертных объект, но сейчас он работает как база отдыха премиум-класса: гости из столицы наверняка не откажутся от тверского экстрима на болоте, и их доставят к старту сафари по реке, на берег «Волжанки».

Пересаживаемся на джип. Поначалу все идет спокойно. Мы едем по проселочной дороге, потом она заканчивается, и Евгений Павлов сворачивает в чисто поле: джип прыгает на кочках, но это совсем не страшно. Время от времени наш капитан достает навигатор и внимательно изучает карту местности…

Стоп! В поле перед нами вырастает шлагбаум! Это что? А дальше как?

- Ну и ладно, поедем иначе! – Евгений Павлов спокоен.

Мы разворачиваемся, мчимся по полю и врываемся в чащу. Мотор ревет, джип танком валит стройные березки, вокруг все трещит, гудит и ухает. Машина качается, наклоняясь то вправо, то влево: кажется, еще чуть-чуть, и мы перевернемся.

- Все-таки трудное это дело – ехать по бездорожью, - заводим мы разговор с капитаном «корабля».

- Где вы видите бездорожье? – недоумевает чемпион России. – Вот мы недавно ездили в полярную экспедицию – там да, было интересно. А тут все ровно, однообразно, скучно ехать.

День жаркий и солнечный. В воздухе носятся слепни, норовя укусить. В чаще влажно, и пахнет борщевиком. А вот и его заросли: он: мы пробиваемся через них.

Капитан дает газу: перед нами препятствие – ручей. Джип ревет, колеса отчаянно крутятся, но под нами огромная грязевая яма. Ерунда, дело житейское, - смеются джиперы.

И действительно: джип привязывают тросом к мощному дереву.

- Ррраз! Два! – качнувшись вперед-назад, машина выбирается из грязевой ловушки.

А еще минут через десять мы становимся свидетелями операции по пересечению глубокого оврага, который кажется нам, наивным пешеходам, нереальным препятствием.

Все гениальное просто: на дно положены легкие металлические мостки, и джип темной лебедушкой взмывает вверх, на чистое место.

Так, через поля, реки и овраги, то крича, то облегченно вздыхая, мы добираемся до болот. Вокруг торфяные карты, за джипом клубами летит коричневая пыль, а мы пытаемся вспомнить, какие изделия из торфа придумали в нашем Политехе.

Фанаты отрасли уверяют: из торфа можно делать все: от шампуней до подгузников, от уникальной пленки, абсорбирующей разливы нефти на воде, до ценных удобрений. Но торфяная отрасль ушла вместе с советской эпохой и, давайте будем откровенны, вряд ли возродится. Уникальные инновационные разработки негде тестировать и внедрять в производство и ставить на поток.

Торф был частью экономики, а стал частью искусства: вы вряд ли услышите о болотах на современных экономических форумах, но их все чаще рисуют и фотографируют. Для детей, выросших в Советском Союзе, болото – это кладовая солнца, где опасно, одиноко, но интересно: поэтому вокруг брошенных узкоколеек растут фан-клубы и маленькие туристические фирмы.

Остается удивляться, почему до сих пор Оршинский мох не стал туристическим брендом. Сто сорок озер, деревни, основанные Петром Великим, рыбалка и охота, красивейшие ландшафты, романтика бывших торфоразработок, памятники археологии, история, о которой можно рассказывать неделями напролет… Нет сомнений, что джип-сафари клуба «Лебедушка» туристы быстро распробуют и оценят по достоинству.

Ведро клюквы и пять минут страха

…Но вдруг торфокарты заканчиваются, и мы видим озеро. Это Страдовня, одно из самых легкодоступных и популярных у рыбаков озер Оршинского мха. Мы были уверены: на озере мы окажемся в гордом одиночестве, но русский человек велик, вынослив и непредсказуем! На берегу дымился костер, гремела музыка, а навстречу нам вышла дама бальзаковского возраста в ярком купальнике. Пришлось менять место дислокации!

Едем дальше и ищем привал. Расстилаем полотенце, режем хлеб и огурцы. На озере полный штиль, вода торфяная, коричневая, но при желании можно разглядеть дно. Озера на Оршинском Мхе неглубокие, но живописные.

Дальше наш путь лежит на озеро Барушевское. Там нас ждет сюрприз.

Джип летит мимо торфяных карт, вокруг ни души, мы одни в затерянном болотном царстве! Хотя нет, постойте, навстречу несется человек в форме на болотоходе. Увидев нас, машет руками:

- Что горит? Видели дым?

Ох, похоже, храбрым дачникам, которых мы встретили на озере, скоро влетит… Кстати, по делу: даже дети знают, что нет ничего страшнее горящих торфяников, которые легко поджечь, но сложно потушить.

До Барушевского мы добираемся довольно быстро.

Евгений Павлов, как всегда, творит чудеса пилотажа: мы доезжаем до самой озерной кромки и, выйдя из джипа, чуем неладное – земля под нами качается, как батут. Это и есть обещанный сюрприз – вокруг озера желтым ковром тянется заболоченная, покрытая мхами зыбучая полоса. Где-то внизу под слоем травы и мхов скрывается топкая трясина: поэтому ковер качается, но ходить по нему не опасно – «дыр» в ковре нет.

Мы развлекаемся по полной программе: дружно прыгаем, качая мох и наблюдая, как по ковру идут волны. Вокруг – прошлогодние залежи клюквы. Конечно, начинаются сборы.

Но пора ехать… Евгений Павлов садится за руль, загадочно улыбается, направляет джип к озеру и… махнув рукой, покидает кабину. Под наши крики джип едет по мху, потом буксует, потом проваливается правыми колесами в трясину.

Мы покидаем машину, и начинаются спасательные мероприятия. В ход идут уже знакомые металлические дорожки, лебедка, домкрат, тросы.

Нас озаряет: так вот почему джип-клуб называется «Лебедушка». Лебеди ни при чем, это в честь лебедки, без которой джиперы, как без рук!

Через двадцать минут наш джип спасен и выруливает на дорогу, оставив во мхах длинный и четкий след протектора.

- Как вы думаете, застрять на болоте – это интересно? – задумчиво говорит Евгений Павлов, руля к лесу.

Ах вот в чем дело! Мы только что поучаствовали в туристическом эксперименте!

- Интересно, но не очень экстремально, - храбро заявляем мы.

Ох, и зря!

Наш джип прет напролом по лесу, через непролазную грязь и огромные лужи. Брызги взлетают до неба, машину раскачивает, как утлый челнок, справа маячит глубокий овраг: Евгений Павлов невозмутим, из равновесия его не выводят даже наши мольбы и вопли.

Эксперимент продолжается: пилот вновь покидает кабину. Джип ползет вперед, в ужасе мы беремся за руль, и машина, явно жалея нас, не глохнет, а тихо шуршит по лужам.

Капитан прыгает в кабину. Ааааа! Мотор ревет, мы на полном ходу врываемся, вгрызаемся в стены грязи, прыгаем по пням и корням. Сердце стучит и падает вниз, теряясь где-то в пятках. Еще чуть-чуть, и мы перевернемся! Пронесло, но сейчас перевернемся! Упадем! Вот сейчас упадем!

…Полоса грязевых препятствий остается позади, впереди ровное поле, а за ним лес.

- Господи, как же это страшно – бездорожье, - обсуждаем мы случившийся с нами экстрим.

- Это было не бездорожье, - машет рукой Евгений Павлов. – Поверьте, джиперы ездят по таким местам и отдыхают, ничего сложного, никаких головоломок тут нет.

Вместо послесловия

Оговоримся: так уж вышло, что без приключений этот день все равно не прошел. Впрочем, это совсем другая история.

Что касается тест-драйва нового маршрута, вердикт таков – рекомендуем, особенно тем, кто пропадает сутками в офисе, и забыл, что такое природа, соскучился по ярким краскам и острым ощущениям.

А что такое джип, какой рекорд установил Евгений Павлов, какие соревнования проводит джип-клуб «Лебедушка» и какие места Тверской области открывает на радость поклонникам и туристам, можно узнать на сайте джип-клуба.

И последнее: не верьте пословицам про «глухо, как в болоте» и «тихо, как в болоте». Такой интенсивной жизни, как на болотах, нет нигде. Просто кладовые солнца живут изолированно от человека, и тайны болот не идут сами в руки – их можно только открыть.