В Тверской области придумали, как превратить бедных в миллионеров

Займи себя сам: история тверского эксперимента

18.04.2019 в 16:57, просмотров: 2241
В Тверской области придумали, как превратить бедных в миллионеров
Бедность - еще не приговор и не повод опускать руки. Фото: psychbook.ru

С 1 января этого года в стране запустилось сразу несколько крупных реформ. Один из государственных экспериментов – введение налога для самозанятых. Пока новинку примеряют четыре региона с высокой деловой активностью: Москва, Московская область, Калужская область и Татарстан. Но поскольку первые результаты оказались даже лучше прогнозов (например, в Татарстане люди, зарегистрировавшиеся как самозанятые, заплатили уже больше 2 миллионов налогов), велика вероятность, что эксперимент оформится в федеральный закон и станет общероссийской реальностью.

И вот что интересно: граждане на новости вокруг налога на самозанятых реагируют вяло. Зато эксперты словно сорвались с цепи. Обсуждаются вечные вопросы. Проснулась ли у россиян за тридцать лет с развала СССР предпринимательская жилка, или бизнес глубоко чужд нашему народу, воспитанному с верой в государство? Что, если россиянин имманентно не способен занять сам себя? Но тут появляются экономисты, сообщают, что количество индивидуальных предпринимателей в стране ежегодно растет, и ставят вопрос по-другому: готовы ли россияне делиться с государством своими кровными? Если человек стал самозанятым, значит, для него не нашлось места на рынке труда, а это повод обидеться на государство и таить от него доходы…

Но во всех этих дискуссиях упускается одна важная вещь: как показывает опыт европейских стран, Канады, Великобритании, Индии, Кении, Бангладеша, у решения стать самозанятым могут две разные мотивации. Успешные люди становятся самозанятыми, чтобы самостоятельно распоряжаться временем и ни от кого не зависеть. А вот в случае с бедными самозанятость – социальный проект: человек должен обеспечить сам себя работой, чтобы получить кусок хлеба и стабильный доход. В первом случае самозанятый стремится дистанцироваться от государства. Во втором случае самозанятость – это социальный проект государства и без кооперации гражданина с властью запуститься не может.

Тут читатель может меня прервать, заметив, что все это чистой воды теория, ведь ни той, ни другой самозанятости в России пока что нет. Вот и пришло время достать из рукава маленькую сенсацию. Знаете ли вы, что уже шесть лет в России действует система социальных контрактов, являющаяся ничем иным, как самозанятостью? Что есть люди, которые за это время не просто заключили социальные контракты, но и вышли в итоге на неплохие прибыли? А теперь самое главное: в курсе ли вы, что все это происходит в Тверской области, что наш регион успешно протестировал самозанятость, когда это еще не было трендом?

Золотой теленок Акимовых

Есть легенда, что Джон Рокфеллер, знаменитый американский мультимиллионер, начинал с фарфоровой копилки, куда складывал сэкономленные центы, и с мелких ссуд друзьям и соседям.

Теоретически социальный контракт может стать первым шагом на пути к миллиону, но когда в 2013 году вышло постановление правительства Тверской области с длинным скучным названием «Об утверждении порядка назначения и оказания государственной социальной помощи на основе социального контракта в Тверской области», цель у него была все же другой. Социальный контракт был придуман как часть программы социальной адаптации малоимущих людей и граждан, оказавшихся в трудной ситуации.

Идея социального контракта проста, как все гениальное. Вот человек, который по каким-то причинам еле сводит концы с концами. Например, он тяжело болеет. Он живет в глухой деревне, где давным-давно все обанкротилось, и нет работы. Он вышел из мест не столь отдаленных, и его никуда не берут. Да мало ли у нас трудных жизненных обстоятельств! Но тут государство протягивает бедолаге руку, и в руке этой социальный контракт. Оно говорит: вот тебе денежка на то, чтоб ты мог завести свое подсобное хозяйство. Если ты малоимущий одинокий гражданин или попал в трудную ситуацию, вот тебе 30 тысяч рублей. Есть семья? Прекрасно, держи 40 тысяч. Есть ребенок или даже двое? Отлично, мы даем тебе 100 тысяч. Как, детей трое? Это уже 150 тысяч рублей… Конечно, это не миллионы, но при рачительном подходе социальный контракт может стать стартовым капиталом: стоимость дойной козы на сайте объявлений в Тверской области начинается от 2000 рублей, поросенка – от 4000, коровы – от 40 000 рублей. Никаких специальных знаний личное подсобное хозяйство не требует: попахал, вырастил, продал, купил, расширил хозяйство…

Деньги, полученные по социальному контракту, можно пустить на собственное дело - например, создать подсобное хозяйство. Фото: ok.ru

Так, например, поступила в свое время жительница Нелидова Елена Акимова, у которой был муж и трое детей, летом 2016 года обратилась за государственной помощью на основе социального контракта в органы власти. Был разработан план развития подсобного хозяйства: Акимова решила разводить вьетнамских вислобрюхих поросят, кормить семью, а часть молодняка пускать на продажу.

В считанные дни с Акимовой был заключен социальный контракт на сумму 130 000 рублей сроком на три года. Поросята были куплены, уже в июле две свиноматки дали приплод – 25 поросят. Десять Акимовы оставили себе на откорм, остальных продали, вырученные деньги вложили в хозяйство…

Прошло почти три года: в хозяйстве Акимовой – свиньи двух пород, коровы, индоутки, бройлеры, козы, куры, нутрии. Есть свой парк техники: в нем мотоблок, косилка, доильный аппарат, трактор Т-25, к нему косилка. Отремонтирован дом. Куплен свой деревенский участок площадью в 30 соток. На участке Акимовы растят картошку, на нем же идет строительство семейной фермы. Последние новости о жизни семьи такие: люди хотят развивать агротуризм. Если учесть, что в Нелидовском районе это модное бизнес-направление пока не развито, у Акимовых есть все шансы захватить монополию.

Рыбаки и удочка

Пора привести некоторые цифры, которые могут привести в шок вдумчивых читателей. В прошлом году на социальные контракты в бюджет Тверской области была заложена солидная сумма почти в 13 миллионов рублей. Страшно представить, какое поросячье стадо можно купить на эти деньги. Как вы думаете, сколько контрактов в итоге было заключено?

Смотрим в отчет профильного министерства: всего по итогам года было заключено 154 социальных контракта на сумму в 9, 115 миллиона рублей. Нетрудно подсчитать: почти 4 миллиона остались неосвоенными и вернулись в бюджет.

Закон о самозанятых позволит многим выйти из тени. Фото: ask.careers

В чем дело? Может, это наша вина, вина журналистов, мало рассказывающих о государственных формах поддержки малоимущих людей? Но в отделах соцзащиты, где мы закидывали удочки на этот счет, нас успокоили: малоимущие люди и люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию, так или иначе имеют дело с представителями соцзащиты и получают от них информацию о государственных формах поддержки и стимулирования самозанятости.

- На социальный контракт претендуют в основном те, кто действительно хочет работать. Часть из них относится к этим мерам поддержки как к социальным пособиям и, получив, попросту их проедают. До хозяйств дело не доходит. Историй успеха, к сожалению, меньше, чем историй о потраченных впустую деньгах, - пояснили нам там.

И все же истории успеха есть: пусть не такие классические, как у Акимовых. Например, в Ржеве и Ржевском районе мы нашли три малообеспеченных семьи, которым реально помогли социальные контракты от государства. Одна многодетная семья в поселке Высокое растит поросят, индоуток, кроликов, гусей, курей, индюков, завела инкубатор и теплицу. Вторая семья, живущая в том же Высоком, разводит птицу и коз. Еще одна ржевская семья с двумя детьми разводит птицу, кроликов и поросят.

Хорошая новость заключается в том, что в этом году в областном бюджете на социальные контракты заложено 14, 5 миллионов рублей. Очень хочется, чтобы они не лежали мертвым грузом в госкошельке, а помогли кому-то поправить дела и, может быть, даже разбогатеть. Деньги должны работать.

Но цель этой статьи – просветить не столько малоимущих Тверской области, сколько особую социальную прослойку профессиональных плакальщиков по жертвам российского государства на просторах социальных сетей. У нас тоже немало претензий к отечественным государственным институтам и бюрократическому аппарату: но умереть в России в 2019 году голодной смертью можно только в одном случае – если вообще не вставать с дивана. Не верите? Спросите у Акимовых.

Тверской эксперимент, идущий не один год, должен понравиться экспертам, ратующим за введение самозанятости с отчетностью и налогообложением. Ведь он наглядно показывает механизм взаимодействия человека, который хочет быть сам себе работодателем, и государства, заинтересованного дать каждому по труду. Когда эти интересы совпадают, у гражданина нет внутренней установки скрываться от налоговых служб, а у государства – видеть в самозанятых маргиналов, стремящихся выпасть из социальных рамок.

Психологи же любят в таких случаях приводить знаменитую байку про мудреца, который дал голодному не рыбу, а удочку. С точки зрения научения человека самостоятельности, предприимчивости путь грантов и социальных контрактов кажется дальновиднее, чем ставки на систему пособий. Дело за малым – сделать опыт условных Акимовых социально одобряемым в масштабах всего государства.