Акробаты идут в бой: во время оккупации Калинина трагически погибли юные подпольщики

Акробаты идут в бой: во время оккупации Калинина трагически погибли юные подпольщики
Немецкие солдаты и танки во взятом Калинине. Фото: waralbum.ru

Человеческая память хрупка, многие детали исчезают из нее бесследно. Однако события, жизненно важные для всей страны, у каждого на особом счету и забвению не подлежат. Нынче грядет великая дата - 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. И строчка из стихотворения поэтессы Ольги Берггольц «Никто не забыт, ничто не забыто…» звучит особо весомо и значимо. А вот важные детали из истории своего региона мы порой забываем или вовсе о некоторых из них не знали.

В оккупации

Когда был оккупирован город Калинин (ныне Тверь)? Буквально на днях по телефону этот вопрос был задан читательницей «МК в Твери». И застал врасплох. У большинства из нас в памяти в основном день освобождения областного центра – 16 декабря 1941 года. Журналистов тут же невольно потянуло на просторы интернета, дабы прояснить этот момент. Как оказалось, ожесточенные бои за Калинин начались 12 октября. А 14 октября немецко-фашистские войска вышли на окраину в районе Мигалова и постепенно заняли весь город. Так началась оккупация, которая длилась 64 дня и унесла жизни 2,5 тысячи мирных жителей. За этими цифрами трагические судьбы многих наших земляков, оставшихся под немцами.

Рассказы очевидцев оседают в памяти крепко, особенно родных. Каждый по себе знает. Например, мой отец родился за два месяца до оккупации Калинина. Судьба его уберегла. Спасались они с бабушкой от оккупантов в селе Кушалино Рамешковского района, где в то время располагался штаб Калининского фронта. А мать, которой было тогда всего два года, приютила родня в одной из деревенек Калининского района. О том лихом времени никто из ближних и дальних родственников не любит вспоминать. Хотя из памяти уже не вышибешь бомбежки, голод, военные шинели и медсанбаты…

Редеют немногочисленные ряды фронтовиков. Рассказы этих очевидцев отгремевших боев на вес золота. Но даже когда уже некому будет поведать о том времени, есть ведь еще исторические справки, которые до сих пор выдает сама земля, скрывающая останки без вести пропавших солдат. Поисковые отряды, сталкиваясь с неприкрашенными фактами, заставляют время повернуть вспять.

- У деревни Копылово в Ржевском районе мы наткнулись на траншею. А она вся бойцами забита. Лежат в боевом положении и как бы до сих пор ждут сигнала к атаке. Штыки приткнуты, полные карманы патронов. Их накрыло взрывом за миг до атаки, - вспоминает мой друг Сергей Шаров, который в поисковом движении уже 35 лет.

фото: https://pastvu.com/

Из архивов разведки

Эхо войны всегда будет тревожить нашу память. Итак, приближается годовщина освобождения нашего города от немецко-фашистских захватчиков. С той поры минуло 78 лет. Однако о двух месяцах оккупации информация до сих пор достаточно скупая.

Город пал, а что делали жители: терпеливо ожидали прихода советских войск? О том, что это не так, рассказал бывший разведчик диверсионной группы Виктор Михайлович Баюшкин в своих воспоминаниях военных лет «Возвратились мы не все». Ветерана уже нет с нами, а книга, вышедшая в 1998 году небольшим тиражом, давно стала раритетом. В предисловии автор задает вопрос: «А кто же расскажет о моих ребятах, о тех, с кем я ходил в разведку? Многих из них уже нет среди нас, а я-то живой…» Книга попала ко мне в руки от внучатой племянницы разведчика Елены Шлыковой. Под большую ответственность и на короткий срок, так как второго экземпляра, возможно, уже не найти. Узнав о моем интересе к периоду оккупации Калинина, она принесла книгу со словами: «Почитайте. Наше поколение должно быть благодарно судьбе, что нам не довелось побывать в том аду…».

В основе повествования оказались личные воспоминания автора и других участников событий военного лихолетья, а также данные архивов. Сам Виктор Баюшкин со сверстниками, которым было по 16–17 лет, лишь весной 1942 года был зачислен в разведывательно-диверсионную группу. И воевал в тылу врага на Смоленщине. Но о тех, кто работал в подполье в оккупированном Калинине, знал не понаслышке. Это были его друзья и знакомые, в основном из акробатической группы Дворца пионеров. Наверное, поэтому рассказ об оккупации родного города столь детален и носит личностный оттенок. Этому периоду в книге посвящена отдельная глава «Первые испытания». Стоит вспомнить о юных героях-подпольщиках.

В одной связке

Вася Павлов, Женя Логунов и Леша Вагин, спасаясь от немцев, дошагали до села Кушалино. Они были учениками старших классов. Уходили из Калинина со своими матерями, но 15 октября колонну беженцев расстреляли на бреющем полете два самолета с крестами на крыльях. Потеряв в суматохе родителей, ребята задумались, что же делать дальше. Не давала покоя мысль, что на родных улицах, скорее всего, уже хозяйничают немцы.

В Кушалине располагался штаб Калининского фронта. Это все и решило. Майору разведотдела Федору Пиманову приглянулась тройка спортивных парней, и он поставил их на довольствие. Краткое обучение и инструктаж – и в конце октября ребята уже получили первое задание. Им предстояло вернуться в оккупированный город и организовать подпольную группу, для того чтобы собирать разведданные о противнике и организовывать диверсии в тылу врага.

Расчет майора был прост. Ребята представляются беженцами – мол, убежали с испуга из города, а теперь решили вернуться домой. Возраст у них непризывной, да и одежку им подобрали соответствующую – старенькую, потрепанную. Словом, не придерешься.

Ночью, перейдя линию фронта в районе поселка Вагонников, двое юных разведчиков – Вася Павлов и Женя Логунов – вошли в город, вроде бы свой, но уже чужой. Дома спали на полу, расстелив матрацы у стенки, чтобы ненароком не поймать шальную пулю, залетевшую в окно. На следующий день они разыскали своего будущего «шефа» Константина Елисеева, который остался здесь по заданию командования. С ним они и обсудили план дальнейших действий.

фото: https://pastvu.com/

Прежде всего, решено было увеличить состав группы, а для этого требовалось пройти по знакомым адресам ребят из акробатической группы Дворца пионеров. Так к юным разведчикам присоединился Борис Зазыкин, а тот привел своего приятеля Леню Федорова, самого молодого и низкорослого из акробатов. Но физические данные у Леонида были что надо: он свободно держал на руках стойку в трехъярусной пирамиде. И вообще был смекалистым и надежным парнем.

Подзатыльники от фрицев

Дальнейшие события развивались по принципу акробатической связки, когда один партнер держит другого, а тот третьего – и создается крепкая взаимосвязь, когда каждый отвечает друг за друга. Кстати, Леня Федоров жил на улице Лазурной, а дом стоял на высоком берегу Тьмаки. С чердака хорошо были видны немецкие батареи. Это была первая точка, которую юные разведчики взяли на заметку.

Остальные разведданные собирали, гуляя по городу, не раз получая при этом подзатыльники от немецких солдат. По заданию Елисеева Леня и Борис выходили на Тургиновское и Пушкинское шоссе, даже умудрились дошагать до села Тургиново. Одетые в телогрейки, с тощими мешками за спиной, они производили впечатление побирушек. Так и объясняли немецким солдатам, когда те их останавливали: мол, идут в деревню Новинки, чтобы обменять тряпки на продукты, поскольку в городе есть нечего. Командование разведотдела к тому времени еще не располагало ни рациями, ни радистами, и всю добытую информацию приходилось передавать лично, переходя при этом через линию фронта.

Флаг над городом

Приближался праздник – 24-я годовщина Великого Октября. И решено было воплотить дерзкую задумку: вывесить красный флаг над городом. Сошлись на том, что лучше места, чем крыша здания городской радиостудии на улице Урицкого, не найти. В канун праздника, дождавшись темноты, добрались до антенной установки. Ну, а забраться на антенну и укрепить на ней флаг для акробата пустяковое дело.

Хмурое утро 7 ноября город впервые встретил без праздничных колонн и песен. Но жители, особенно те, кто жил в центре, улыбались. Над крышей радиостудии реял красный флаг! Он подавал надежду, что праздник все равно вернется.

В этот же день над зданием педагогического института затрепетало на ветру еще одно алое полотнище. Как оказалось, в городе была и другая группа юных подпольщиков, которую возглавлял Виктор Пылаев. Правда, флаг вывесили без него. Сам он и еще двое парней, Борис Полев и Федор Хохлов, находились в подвале полевой жандармерии, что размещалась на улице Софьи Перовской, 17. Борис Полев во время допроса, не выдержав издевательств, ответил полицаю ударом на удар. Расплата была жесткой и скорой. Пожалуй, это была первая потеря среди юных подпольщиков Калинина.

Группа Василия Павлова разрасталась, но и тут не обошлось без срывов. В конце ноября разведчики готовились к выполнению очередного диверсионного задания, на одной из явочных квартир мастерили из простыней маскхалаты. До сих пор загадка, кто предал. Ворвавшиеся жандармы арестовали Женю Логунова, Юру Иванова, Женю Карпова и Женю Инзер. Чудом спасшийся командир группы Вася Павлов на другой день перешел линию фронта и сообщил командованию о случившемся.

А на заборах, столбах и стенах домов стали появляться вырезки из газет и листки из школьных тетрадей с рукописным текстом. Это были сводки Совинформбюро, весточки с Большой Родины. Каждая из них дарила надежду на скорое освобождение.

фото: https://pastvu.com/

Вечно молодые

И оно пришло – 16 декабря 1941 года. Калинин освобожден! В подвале одного из зданий по улице Крылова, где размещалась немецкая комендатура, были найдены изуродованные тела арестованных юных разведчиков. Все они были торжественно, с воинскими почестями, захоронены в братской могиле на Смоленском кладбище.

Небольшая книжка воспоминаний Виктора Баюшкина не случайно называется «Возвратились мы не все». Последние строки хочется привести дословно: «Иногда по радио, телевидению и в печати дискутируется тема патриотизма: мол, что это за архаическое понятие такое и насколько оно актуально в наши дни? Спросите об этом у моих боевых товарищей, кто остался в живых. И они, как и я, наверное, достанут и покажут вам заветный альбом с фотографиями, с которых глядят молодые красивые лица ребят, которых уже нет с нами. Они живут в нашей памяти, оставаясь навек молодыми. Они были настоящими патриотами…».