Миссия выполнима : как тверские оставили свой след в дальних странах

Продолжается рубрика "Первые"

Продолжается рубрика "Первые"
Андрей Заушкевич во время приезда в Андреаполь. Фото: архив газеты Андреапольские вести

Речь на сей раз пойдет не о путешественниках. Сегодня мы расскажем об уроженцах тверской земли, которые прославились, вписав свои имена в историю государств, где большинство из нас не побывает за всю жизнь. А вот наших земляков там помнят и чтут.

Парагвайский генерал

В центре парагвайской столицы Асуньоне установлен памятник русскому генералу и тверскому дворянину Ивану Беляеву, около двух десятков улиц в столице и других городах страны носят его имя. Это напоминание о Чакской войне 1932 - 35 гг., о которой у нас мало кто слышал. А в Южной Америке Чакская война является важнейшим событием национальной истории, годовщину ее окончания празднуют так же масштабно, как у нас День Победы.

Главным же героем этой войны стал бывший русский офицер Иван Беляев, первый парагвайский генерал и создатель парагвайской армии. Иван Беляев родился в Петербурге, но происходит из старинного дворянского рода Трефортов, приписанного к Тверской губернии. Один из потомков Трефорта владел большими имениями в Тверском уезде и, приняв фамилию жены, стал Беляевым. Один из его сыновей, Иван Беляев, стал офицером-артиллеристом, воевал в Первую мировую, а после революции и Гражданской войны оказался в Южной Америке, в Парагвае. Сам Беляев писал: «...все мои детские годы рядом с моей кроватью лежали книги об индейцах». Перебравшись в Парагвай, он создал общественное движение «Русский очаг», которое призывало бедствовавших в Европе белых офицеров ехать в эту южноамериканскую страну. В итоге к середине 1920-х годов в Парагвае оказалось около 150 русских офицеров-эмигрантов.

Территориальные споры между Парагваем и Боливией из-за огромной территории Гран Чако тянулись без малого век. Впрочем, взаимные претензии долгое время носили скорее формальный характер. Всерьез воевать из-за практически безлюдных территорий, не имеющих источников пресной воды, летом превращающихся в раскаленную пустыню, а в сезон дождей - в болото, никто не желал. В середине 20-х годов на территории Чако появляются группы геологоразведки — оказалось, что этот район потенциально обладает крупными запасами нефти. И боевые действия стали вопросом времени.

Иван Беляев

15 июня 1932 года боливийская армия вторглась на территорию Парагвая, захватив город Питиантута, и началась война, ставшая одной из самых кровопролитных за всю историю континента. Через три года парагвайские войска наголову разбили армию вторжения, а сам Беляев называл эту войну «матчем-реваншем»: ведь на стороне Боливии сражалось несколько сотен германских офицеров, оставшихся не у дел. Беляев создал лучшую армию, причем все ключевые посты занимали русские эмигранты. Семеро наших соотечественников погибли в сражениях Чакской войны. И есть среди героев имя еще одного тверского уроженца – Владимира Срывалина. Известно, что он окончил Тверское кавалерийское училище, успел послужить и в лейб-гвардейском драгунском полку, и в Красной армии. Срывалин оказался одним из тех, кто откликнулся на призыв «Русского очага» и уехал в Парагвай. Он был командиром парагвайского спецназа, заслужил звание майора. Однако о его судьбе после Чакской войны ничего неизвестно.

Чилийский горняк

Андрей Михайлович Заушкевич родился в Андреаполе (тогда этот город входил в Псковскую губернию) в 1918 году. Его мать происходила из старинного дворянского рода Кушелевых. Считается, что именно Кушелевы в 1783 году переименовали маленькое сельцо Мачихино в Андреяно Поле, а генерал-майор Сергей Кушелев, создатель одного из первых в стране курортов «Андреапольские минеральные воды», немного изменил название: вместо «поле» появился «полис» – город в переводе с греческого. И хотя сам Андрей Заушкевич почти всю жизнь прожил в Южной Америке, своей родиной он считал Андреаполь.

В 1925 году семья Заушкевичей-Кушелевых эмигрировала в Чили. Андрей учился в начальной школе в Вальпараисо, потом поступил в единственный в Чили университет на специальность «инженер горнорудного дела». Еще два года отучился в США, в университете штата Мичиган. Вернувшись в Чили, он обратил внимание, что на территории страны находились гигантские запасы медных руд, однако промышленная обработка меди была практически не развита. Прежде всего потому, что в Чили не было достаточно специалистов. Заушкевич-Кушелев собрал команду инженеров (в основном потомков русских эмигрантов) и получил от чилийского правительства «зеленый свет» на создание первой государственной металлургической компании – так называемого фонда Пайпоте. В 1960 году этот фонд, являвшийся собственником нескольких крупных металлургических предприятий, был преобразован в ENAMI – Чилийскую национальную горную компанию. Именно Андрея Заушкевича во всех металлургических энциклопедиях называют создателем чилийской медной промышленности. К концу 1960-х годов Чили стала одним из главных мировых производителей меди.

В 1994-м Андрей Михайлович с родственниками посетил Россию. Во время визита в родной город Андреаполь он передал имевшиеся у него 10 дореволюционных фотографий. Судя по всему, поездка была очень эмоциональной и важной для Андрея Михайловича – он посетил места, связанные с историей своей семьи. Известно, что на месте старой усадьбы Кушелевых теперь стоит школа. Скончался Андрей Михайлович 19 января 2003 в Сантьяго-де-Чили. Его многолетний коллега адвокат Гастон Фернандес, знавший Заушкевича с 40-х годов, написал следующее: «Горняцкий мир Чили ощущает боль от потери одного из своих выдающихся представителей... Он с благородством, профессионализмом и увлеченностью трудился на важных постах... Нам остается только утешаться тем, что его яркий след и образцовая жизнь осветят пути чилийских горняков нынешнего и будущих поколений».

Японский герой

Судьба российского адмирала и путешественника Петра Рикорда, уроженца города Торопца, поистине удивительна. В 1800 году он в числе двенадцати русских морских офицеров, выбранных по конкурсу, был отправлен на стажировку в английский флот, чтобы достойно изучать морские и навигацкие науки. А спустя десять лет стал одним из участников международного скандала. В 1811 году Рикорд вместе с мичманом Головниным занимался описанием южных Курильских островов. На острове Кунашир они встретили группу японских военных, которые пригласили их стать гостями. Рикорд по какой-то причине отказался, а Головнин согласился и был вероломно захвачен японцами в плен. Рикорд предпринял несколько попыток освободить друга. Он взял с собой знатного японца Такадая Кахея, который был спасен русскими моряками с разбитого корабля, и трижды вступал с японцами в переговоры об освобождении Головнина. И вот спустя два года старания увенчались успехом.

Сами японцы оказались настолько впечатлены поведением русского офицера Рикорда, который, презрев опасность самому оказаться в плену, снова и снова добивался освобождения своего друга, что называли его «русским самураем». Японцы поставили Рикорду памятник, и он оказался первым европейцем, удостоенным столь высокой чести. Кстати, монумент адмиралу Рикорду не так давно установили и на его родине, в Торопце. В России освобождение мичмана Головнина, которое прошло без кровопролития и состоялось благодаря дипломатическим талантам морского офицера Рикорда, также не осталось незамеченным. Рикорду назначили пожизненный пенсион в 1500 рублей ежегодно.

Сам же Головнин впоследствии написал воспоминания о своем пребывании в японском плену. «Записки мичмана Головнина» считаются одним из первых в российской истории описаний нравов и быта жителей Японии, и, конечно, немало страниц в этой книге Головнин посвятил своему спасителю, торопецкому дворянину Петру Рикорду.

Петр Рикорд

Китайский посол

Федор Исаакович Байков родился в семье торопецкого стрелецкого головы в 1612 году. В 1654 году русский царь Алексей Михайлович решил с помощью дипломатических средств остановить китайскую экспансию в районах Приамурья, открытых и освоенных русскими. В Москве практически ничего не знали о Китае и решили отправить к китайскому императору посольство. Его возглавил Федор Байков, который и стал первым русским послом в Китае.

Поскольку империя Цин рассматривала Россию как потенциального вассала (согласно китайскому взгляду на мир, в Поднебесной мог быть только один император, китайский, все же остальные считались вассалами и варварами), Байкову пришлось проявить чудеса дипломатии. Китайские чиновники потребовали от Байкова передать им привезенные подарки и грамоту, но Байков сказал, что должен вручить эти дары императору лично. В результате целых полгода русские послы ждали, когда их примет император. Байков отказался вместе со своей свитой выполнять унизительный обряд приветствия императора, когда посол должен десятикратно бить челом, стоя на коленях. Не добившись ничего от русских послов, китайцы выслали миссию обратно, но в Россию Байков привез подробные сведения о нравах этой далекой страны – так называемый «Статейный список», составленный им, представляет настоящую энциклопедию, рассказывающую о китайских обычаях, географии и населении этой страны.

Корейский миссионер

Дмитрий Честной родился в местечке Рожок Осташковского уезда, детство провел в селе Бабино Старицкого уезда, где настоятелем приходского храма был его отец. Там же, в Старице, окончил духовное училище и принял сан. Потом окончил Тверскую духовную семинарию, поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. Человеком он был энергичным и увлекающимся, поэтому на одном месте не сидел, а в 30 лет принял приглашение отправиться в Китай с духовной миссией. Практически весь остаток жизни отец Аввакум провел в Азии. Собирал данные о древних обитателях Маньчжурии, изучал древние языки народов, некогда населявших Китай. Отец Аввакум был переводчиком в миссии адмирала Путятина, а также корабельным священником на знаменитом фрегате «Паллада», который воспел писатель Иван Гончаров. Именно отец Аввакум отслужил первую православную службу в Корее, а после создал там первую – и долгие годы единственную – православную миссию. В его честь назван остров Аввакума у побережья Кореи (бывший Тэчходо), а также речка Аввакумовка, впадающая в Японское море.