Дауншифтинг по-русски: как сменить Крайний Север на тверскую глубинку и не пожалеть

Дауншифтинг по-русски: как сменить Крайний Север на тверскую глубинку и не пожалеть
Главное желание на сегодня у Пичугиных- земля под сельхозугодия. Фото Максима Школьникова

Кто-то называет дауншифтерами людей, которые бросили все и поехали колесить по миру автостопом, так называемая «жизнь ради себя», личного комфорта, собственных целей, перебиваясь случайными заработками. Но дело в том, что есть другая категория людей, которые оставили городскую суету и, например, уехали возрождать глубинку, которых тоже можно назвать дауншифтерами, потому что в глазах общественности они отказались от более «сытной» и вольготной жизни ради ручного кропотливого труда. Именно такими являются Татьяна и Александр Пичугины, с которыми пообщались журналисты «МК в Твери».

Домик в деревне

Семья у Пичугиных большая: у Александра старший сын Даниил от прошлого брака и два общих (с Татьяной) сына - Михаил (5 лет) и младший Матвей (1,3 года). Приехала чета под Тверь из северного и сурового города России - Норильска, в котором температура может скакать на 20 градусов туда-сюда, погода в -27° сопровождается лютыми ветрами, а полкилограмма сосисок стоит 500 с лишним рублей.

- Мы прожили в Норильске всего год и поняли, что это абсолютно не наше, - вспоминает Татьяна. – Почему уехали под Тверь? Все просто. Пришли к вековой мудрости наших предков: где родился, там и пригодился. Приехали, приобрели дом, завели живность и продолжаем строиться, развивать подсобное хозяйство.

Александр рассказал, что на север они уезжали на заработки. Но ужасные ветра, отсутствие теплого солнечного света, травы, свежего воздуха, дороговизна продуктов и проблемы со здоровьем отрезвили их. И они твердо решили вернуться и построить свою комфортную среду.

Все найдет своего хозяина. Фото Максима Школьникова

- Место очень специфическое. Желающих переехать в Норильск «просто так» нет. Туда едут на заработки. Высокие зарплаты на крупных промышленных предприятиях – вот что манило нас. Но не каждому придется по вкусу не только мерзлота, но и устойчивый привкус серы, словно у тебя во рту жгут спички, - делится впечатлениями мужчина. - К тому же у жены начались проблемы со здоровьем. Вот мы и вернулись.

Но и это еще не все. Татьяна родом из Узбекистана, а ее муж из Казахстана. Но о родных местах памятных воспоминаний у них немного, родители переехали с маленькими детьми под Тверь довольно рано. Именно в нашем городе образовалась эта пара, именно тут они пустили свои корни.

Фото Максима Школьникова

Зачем вам это надо?!

У Александра была однокомнатная квартира, которую он обменял «под ключ» на дом в деревне, где семья сейчас и проживает. Односельчане уже смирились со странными людьми на окраине деревни, которые постоянно что-то строят, делают, украшают. Вопросы, которые раньше только ленивый не задавал, из разряда: зачем вам это надо, вы еще такие молодые, поезжайте лучше в город - уже стихли.

У нас была однушка, - рассказывает глава семейства. - Я часто слышу: в тесноте, но не в обиде. Так вот это не про нас. В такой квартире большой семье было бы просто некомфортно, вот мы и произвели обмен.

В доме, который сейчас изнутри ничем не отличается от просторной светлой и комфортной городской квартиры с ванной, уже ничего не говорит о том, какой он был. Когда Татьяна и Александр только обживались здесь, он скорее напоминал нежилое помещение с крышей и стенами, не было даже пола. Обогревались сначала тоже дровами. А сейчас есть и газ, и уют.

- Тут красиво, экологично и безопасно: нет несущихся машин, а люди все знакомы и дружат друг с другом, - рассуждает Татьяна. – Еще бы дорогу щебенкой нам посыпали в Орудово, чтобы машины не застревали, и было бы совсем хорошо.

Тут красиво, экологично и безопасно. Фото Максима Школьникова

Деревенский быт – это нелегкое дело, но ведь и трудности бывают у всех: у менеджера, сидящего за компьютером, у монтажника на заводе, у продавца на кассе. Так что для семьи сено, заготовки, выпас скота, земледелие и постоянная стройка – просто обыденные рабочие моменты, которые воспринимаются с азартом: сделать лучше, больше и качественнее.

Регион опасного земледелия

Первая трудность, с которой столкнулись супруги, – получение земли. Она есть, ее много, но ее надо оформлять, а спросить о тонкостях процедуры не у кого. Именно поэтому Татьяна и Александр уже готовятся обивать пороги, чтобы им выделили долгожданные сотки, которые очень нужны семье. Это их главное желание на сегодня - земля под сельхозугодья: сенокос и выпас, чтобы со временем закупить еще 6 голов крупнорогатого скота.

Фото Максима Школьникова

Пока личное подсобное хозяйство совсем небольшое. В первый год проживания в Орудово для огорода они купили одну теплицу, год назад еще одну летнюю. Помидоры, огурцы, зелень, баклажаны, клубника, морковь, капуста и картошка - все свое. Взяли двух молоденьких телочек, потому что взрослые коровы, как оказалось, слишком дорогое удовольствие.

- Нам бы пришлось отдать сразу около 200 тысяч рублей за две головы, - вздыхает Александр. - Непосильно, конечно, мы и так стараемся любую копеечку сразу в дело вкладывать, в таких ситуациях идем на компромиссы. Вот взяли молодых телочек, которым 8 марта будет год. Отмечу, что все наши животные на контроле у ветеринарной службы, мы следим за их здоровьем и состоянием ежедневно.

Но почему же они не выбрали более вольготные для земледелия южные регионы? Пичугины смеются и отвечают, что все по той же причине: где родился, там и пригодился. А юмор помогает преодолеть все трудности, к тому же нынешняя зима суровостью не отличается.

Глаза боятся, а руки делают

Старшему интересна жизнь в деревне, а младшие дети и вовсе обожают тут все, как только представляется возможность - сразу бегут в хлев.

- Раньше они и кур боялись - рассказывает Татьяна. - А сейчас всех любят и постоянно просят покормить или помочь чем-нибудь. Помню, когда Матвею был год, мы поехали на плановое обследование, заходим к невропатологу. Доктор его начинает спрашивать про то, какие звуки животные издают, потом картинки показывать. Матвей не только со всем «на ура» справился, но еще и больше нужного выдал: и про курочку, и про коровку, и про котенка. Нам сказали, что его развитие уже как у полуторагодовалого ребенка. Врач сразу спросила, где мы живем, когда я сказала, что в деревне, мне ответили: это все объясняет, идите.

Фото Максима Школьникова

Глава семейства – человек с золотыми руками. Вся техника, которая есть у них, приобретена и собрана им. Пусть она и б/у, зато свои функции выполняет. Например, этим летом своими руками Александр при помощи «Ютуба» и накопленных знаний построил просторный большой гараж. Или вот нашел школьный фрезерный станок, а некоторые запчасти даже умудряется заказать по дешевке из Китая.

- Не люблю, когда металл, запчасти просто валяются без дела, - делится мужчина. – Всегда помню слова своего отца: пусть гниет, но дома. Все найдет своего хозяина. Что-то я покупаю по объявлению, например, токарный станок приобрел в разобранном виде, он был некомплектный, но попотел немножко - и готово, работает. Что-то по знакомым, а бывает, мне вообще отдают вроде как и мусор, а на деле оказывается добротная вещица, которой я быстро нахожу применение в хозяйстве. Глаза боятся, а руки делают.

Фото Максима Школьникова

Как у них получается на всем экономить? Ответ прост. Дело не столько в доходе, сколько еще и в потребностях. Сейчас потребности городского человека искусственно раздуты, когда в гардеробе одежды – на три жизни хватит, а продуктов в холодильнике столько, что выбрасывать приходится. Формула счастья у Пичугиных проста: если стремиться не к увеличению доходов, а к уменьшению «ненужных» потребностей, у человека остается гораздо больше времени для собственной жизни в удовольствие.

Мы сейчас чувствуем себя ничуть не хуже, не ущербнее, а намного лучше, чем в городе, - делится эмоциями Татьяна. - Можно ходить босиком по траве, ходить с детьми за ягодами и просто спокойно гулять, что я очень люблю. Человек сам себе создает условия: можно и в квартире развести «свинарник», а можно и в деревне быть аккуратной и современной семьей. У нас же есть вода, мойка, пылесос, телевизор, ванна, скоро будет канализация – все условия. Даже камин есть, хоть и декоративный.

На примере семьи Пичугиных можно убедиться, что есть еще в русских селениях достойные люди, которые не боятся труда и любят свой край. А тем, кто не готов сразу все бросить в городе, но очень хочет испытать деревенской жизни, мы советуем приехать на месяц, пожить, поработать и решить – подходит ли вам такой образ жизни. Потому что все-таки к этому образу жизни должна лежать душа.