Ветер ближних странствий: что ожидает тверской туризм после пандемии

Когда возродится туризм и какие перемены ждут эту важнейшую отрасль экономики? Стоит ли планировать зарубежные поездки и где лучше всего отдыхать жителям нашего региона? На эти вопросы отвечает заместитель председателя постоянного комитета областного Заксобрания по экономической политике и предпринимательству, президент Ассоциации туризма Тверской области Ирина Шереметкер
Исток Волги. Фото - "МК в Твери"

Когда возродится туризм и какие перемены ждут эту важнейшую отрасль экономики? Стоит ли планировать зарубежные поездки и где лучше всего отдыхать жителям нашего региона? На эти вопросы отвечает заместитель председателя постоянного комитета областного Заксобрания по экономической политике и предпринимательству, президент Ассоциации туризма Тверской области Ирина Шереметкер.

«Дикие» и индивидуалы

– Ирина Викторовна, при предварительном подсчете ущерба, нанесенного экономике, первым делом называют туризм. В нашем регионе эта сфера тоже больше других пострадала?

– Конечно, туризм и все связанные с ним отрасли. Приводить цифры, показывающие степень ущерба, мы пока не можем – официальные статистические данные сейчас даже налоговая служба не дает. У туризма мультипликативные эффекты, у каждой организации свой спектр деятельности, все зависит от того, какой объем услуг они оказывают. Фирмы, которые занимаются организованным туризмом, в очень плачевном состоянии. Региональные власти пытаются им помочь, но многим уже понятно, что бизнес надо будет еще долго поддерживать и перестраивать.

– О каких направлениях этой отрасли можно говорить с достаточной определенностью?

– Выездной туризм на данный момент закрыт. Согласно неофициальным данным, в Тверской области почти 200 фирм занимались туризмом, из них порядка 50 имеют в своей структуре внутренне направление. И только 26 туроператоров сами занимаются формированием программ на этом рынке.

Все пытаются понять, сколько туристов принимает внутренний рынок. Надо отметить, что конкретных методик на данный момент не существует, и сосчитать путешествующих по России, в частности, в Тверском регионе, можно только приблизительно. Правильнее, с моей точки зрения, учитывать не только туристов, но и их влияние на экономику территории и конкретно рост выручки предприятий, участвующих в формировании турпродукта, количество сотрудников, работающих в этом направлении, и создание новых рабочих мест.

– А есть еще так называемые «дикие» туристы.

– Это люди, которые селятся на берегах рек и озер, живут в палатках, оставляя после себя горы мусора. Они больше вредят природе, чем приносят какую-то пользу местной экономике.

– Этим «дикий» туризм и отличатся от индивидуального.

– Это совсем разные категории. Индивидуальные туристы сами покупают билет на поезд или самолет, сами оплачивают проживание, и их передвижение и местопребывание тоже трудно учесть. Но именно этот сектор туризма и будет самым востребованным. Еще до пандемии все последние годы доля самостоятельных путешествий и по России, и за границу росла. Люди стали часто бронировать через интернет билеты на самолет и гостиницу. И турбизнес уже начал готовиться к тому, что такой вид туризма будет преобладать, а к услугам агентств будут прибегать все реже.

Внесла свои коррективы и пандемия – очевидно, что туризм будет меняться по структуре, люди будут больше склоняться к индивидуальному формату. И это несмотря на то, что агентства дают серьезные гарантии безопасности: они берут на себя ответственность за туристов, вызволяют их из непредвиденных ситуаций. Выездной туризм вряд ли выживет в том виде, в котором существует сейчас. В этом сезоне он точно не поднимется: поток людей, которые решатся куда-то ехать, будет ничтожным.

– Потому что нет гарантий, что в очередной ситуации форс-мажора им вернут деньги за билеты?

– Да, и вообще непонятно, как все повернется. Люди теперь знают, что можно застрять за границей, а это грозит серьезным стрессом и большими непредвиденными расходами. Но если раньше беременные женщины и семьи с маленькими детьми не боялись ездить, то сейчас двести раз подумаешь, прежде чем соберешься за границу. Сложно представить, как отдых будет проходить.

У нас в регионе все официальные средства размещения, гостиницы и отели закрыты, а частный сектор загружен москвичами. В местных магазинах увеличились продажи продуктов питания и садового инвентаря. Тех, кто приехал до объявления режима самоизоляции, бояться не стоит.

– А тех, кто катается туда-сюда…

– Да, тут опасность существует. Есть объекты гостиничного туризма, в которые люди заселились до объявления пандемии, до мая все оплатив. Но там, надо заметить, соблюдается строгий карантин.

Туризм: внутренний или выездной?

– Нас ждет переходный период, отрасль будет долго восстанавливаться. Не очень понятно, в каком формате будут действовать гостиницы. Если при условии 50-процентной загрузки, когда надо и людей кормить, и сотрудникам зарплату выдавать, электричество и коммуналку оплачивать…

– Получается, себе в ущерб.

– Да, в убыток. Даже объекты питания, несмотря на огромные потери, оказались в более выгодном положении: они имеют хотя бы какую-то возможность работать с доставкой. А организаторы туристического бизнеса не только закрыли свои продажи, но и столкнулись с проблемой выплаты денег за путевки, куда входит стоимость гостиницы и перелет. Свои обязательства надо выполнять, а в случае с неполной загрузкой гостиниц делать это будет сложно. И поэтому есть риск, что они не смогут возобновить свою работу. А многие просто уйдут в тень в работе с индивидуальным туристом – чтобы не платить налоги, потому что платить им будет нечем. Задача государства в данном случае – создать гибкую политику поддержки предпринимателей, чтобы условия ее получения были понятными и выгодными.

– Может, имеет смысл оказывать поддержку точечно, а не каждой сестре по серьге? Если первыми начинают работать гостиницы, то именно туда и вкладывать деньги?

– Сложно решить, что развивать первым. Туризм – комплексная система. Когда мы скажем, что подняли эту отрасль, это будет означать, что мы справились с экономическим кризисом, подняли все хозяйство, включая социальную сферу, культуру, безопасность. Только грамотная сбалансированная политика даст максимальную отдачу.

Вопрос, кто останется в отрасли, будет зависеть и от степени уникальности услуг, от способности бизнеса монетизировать эту уникальность. А ее в Тверской области очень много. Те, кто занимается выездным туризмом, привыкли покупать готовые турпакеты, которые за них кто-то формирует. Но в цене только то, что турфирмы делают сами, – то, что скопировать трудно.

Фото Ирины Шереметкер из личного архива

Край лесов и озер

– Когда-то все плохое закончится, и туризм начнет возрождаться. Наверное, отрасль готовится, новые маршруты разрабатываются?

– Работа, конечно, идет, но, пока обслуживающая инфраструктура закрыта, рассчитать турпродукт сложно. Однако можно точно прогнозировать, что восстановимся мы одними из первых в федерации. Тверская область очень привлекательна для гостей: наше местоположение, удаленность от мегаполисов, прекрасная экология, леса, реки и озера. А вода в том же Селигере такая чистая, что бабушки, живущие в деревнях по берегам озера, до сих пор пьют ее. И, кстати, все живы-здоровы. У нас проходит великий равнинный водораздел, здесь берут начало Волга, Западная Двина и – на границе Тверской и Смоленской областей – Днепр. Это наше главное богатство. Верхневолжье – территория истоков и чистой воды.

– Мы это не строили, нам дала природа.

– Но, несмотря ни что, сохранили. Все истоки находятся в природоохранных зонах, регион славится своими заповедниками.

– Какой маршрут откроется в числе первых? Государева дорога?

– Наверное, да, она популярна у туристов. И хотя говорить о предоставлении полного спектра услуг туристам пока рано, мы можем предложить отдых на природе ограниченными группами. Надо только учитывать обоснованные запретные меры, связанные с опасностью возникновения пожаров. А вот что касается других запретов, то, на мой взгляд, они не всегда оправданы. Из-за того что летние кафе закрыты, в хорошую погоду люди сидят на лавочках и едят купленные в магазине продукты. Причем грязными руками и оставляя после себя горы мусора. Хорошо ли это? Запреты – временный инструмент, и мы ждем, когда к ним будут прибегать не так часто.

– А первым туристическим транспортом будет автобус?

– Да, причем очень маленьким и сначала на небольшие расстояния – для организованных туристов. У нас был развит въездной туризм, и самым востребованным был маршрут Москва – Санкт-Петербург, которым отправлялись люди, прибывшие из других регионов в Москву, а потом транзитом – в Питер. Тверские туристы таким маршрутом обычно не путешествуют.

– Мы говорим про жителей столицы. Наши-то люди куда поедут?

– Сложно сказать. Кто-то – к морю, на юг.

– Радости в том, чтобы прилететь на море и две недели просидеть в обсервации, мало.

– Если куда-то и ехать, то не дальше ближайшей области, да и то… Береженого бог бережет. Никто не знает, где вспышка вируса произойдет. Лучше всего остаться дома, в Тверской области. Здесь можно рассчитывать на своих врачей, если не дай бог что случится. Нельзя исключать риски, которые могут поджидать нас в путешествии. Лучше всего отправится в глубинку, на озеро, вдохнуть полной грудью чистый воздух, полюбоваться на наши красоты и отдохнуть от потока негативной информации. Можно взять путеводители, посмотреть информацию в интернете, найти проверенного гида. Пока надо забыть про дальние путешествия. Тверская область огромная и для многих абсолютно неизвестная. Здесь есть что посмотреть и что узнать.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №23 от 3 июня 2020

Заголовок в газете: Если отправляться в путешествие, то только по родному краю