Герои тверских улиц: чьи фамилии написаны на стенах наших домов

«МК в Твери» вновь приглашает читателей пройти по уголкам Твери, вошедшим в проект «Улицы Победы». Напомним, в рамках этой акции в столице Верхневолжья отремонтируют 9 улиц, названных именами героев Великой Отечественной войны. Сегодня мы расскажем о Дмитрии Карбышеве и Лизе Чайкиной.

Домики Средней улицы

Улица генерала Дмитрия Карбышева находится в поселке Лоцманенко и пересекает улицу Николая Кирьянова, о которой мы рассказывали в прошлом номере. Частные домики здесь начали строить в 1930-х годах. Кроме них на этой улице находились еще топливный склад и другие вспомогательные службы железнодорожной станции. Кстати, база втормета, которая существует здесь до сих пор, тоже была открыта еще в довоенные времена

Называлась эта улица Средней, так как находится практически посередине поселка. Ее переименовали в честь генерала Дмитрия Карбышева в 1980-х годах, и сегодня мы вспомним эту легендарную личность.

Запугать или перекупить

Дмитрий Карбышев, в отличие от всех других героев тверских улиц, не был нашим земляком. Он родился в Сибири, служил на Дальнем Востоке, на Северном Кавказе, в Москве, в Белоруссии…Поэтому, в какой город ни приедешь, там наверняка есть улица Карбышева (или школа, или юнармейский отряд его имени). И Тверь не исключение.

Образ Дмитрия Михайловича стал символом непреклонного и неподкупного русского офицера. Офицера, который в любые времена и при любом политическом строе был верен своей Родине.

В мире Дмитрий Карбышев известен в первую очередь как талантливейший инженер-фортификатор. Его авторитет как ученого, работающего на оборону, был настолько высок, что гитлеровцы любой ценой пытались его перекупить или запугать. Не вышло.

Мы привыкли говорить о генерале Карбышеве как о Герое Советского Союза. А ведь он был еще и героем Русско-японской войны. Будучи молодым поручиком, в 1904 году он вывел из окружения 60 солдат с техникой и оружием.

Другой значимый момент в его военной и инженерной карьере — участие в проектировании и строительстве укреплений Брестской крепости. Десятки лет спустя именно «его» крепость первой встретит врага.

Генералы-ученики

Во время Гражданской войны знания фортификатора Карбышева снова пригодились стране. Это он проектировал оборонительные сооружения в Уральске, укреплял Забайкальский и Каховский плацдармы, руководил созданием укреплений вдоль западных границ Советского Союза.

В двадцатые годы Дмитрий Карбышев получает назначение на должность председателя Инженерного комитета Главного военно-инженерного управления РККА, его приглашают преподавать в Военную академию имени Фрунзе. Среди его учеников — будущие генералы и маршалы: Василевский, Конев, Говоров, Воронов, Рыбалко, Захаров, Антонов, Гречко, Штеменко и другие.

Кроме того, Дмитрий Карбышев считался одним из самых авторитетных экспертов в области строительства, эксплуатации и восстановления стратегических объектов: железных дорог, мостов, туннелей. И в сфере реставрации древних зданий. Например, он выступал в качестве консультанта при производстве реставрационных работ в Троице-Сергиевой лавре.

Две жирных черты

Неудивительно, что, когда перед вторжением в СССР высшему германскому руководству представили список крупнейших наших ученых, работающих на оборону, фамилия Карбышева была подчеркнута двумя жирными чертами.

Великая Отечественная война застала генерала Карбышева в Западном особом военном округе, где он инспектировал ход строительства фортификационных сооружений.

27 июня штаб оказался в окружении. Генерал Карбышев, которому на тот момент было уже больше 60 лет, снова рискнул вывести из окружения своих солдат, как много лет назад на Маньчжурском фронте. Группа советских войск шла пешком через всю Беларусь, под руководством Дмитрия Михайловича наводя мосты и переправы.

Так они дошли до Днепра, где в бою у деревни Добрейка генерал был тяжело ранен и попал в плен.

Охота за головой

Когда гитлеровцы поняли, кого захватили, они предложили Карбышеву просто невероятные условия сотрудничества. Такое не обещали ни одному военнопленному за всю историю Второй мировой войны, да и «своим» специалистам приходилось хорошенько потрудиться, чтобы выдвигать подобные требования. Полная свобода – не только в физическом, но и, главное, в интеллектуальном смысле.

Самостоятельный выбор тем для научных работ, открытый доступ во все библиотеки и книгохранилища, возможность знакомиться с любыми материалами в областях военно-инженерного дела, любое число помощников, устройство лаборатории и обеспечение любых научно-исследовательских мероприятий, производство каких угодно опытных образцов по указанию генерала. Безбедное обеспеченное существование в Германии в этом списке казалось всего лишь небольшим «бонусом».

На другой чаше весов был путь по концлагерям: Майданек, Освенцим, Заксенхаузен, Маутхаузен. И смерть.

Советский ученый и русский офицер выбрал второе.

Уже когда Карбышев был в концлагере, к нему снова и снова присылали переговорщиков.

«Однажды, когда я был у Дмитрия Михайловича, открылась дверь, и в комнату вошли немецкий комендант лагеря с переводчиком и несколько офицеров. Гитлеровцы снова заговорили о заслугах Карбышева, потом о победах немецкого оружия, о неминуемом разгроме Советского Союза, а закончилось все приглашением перейти на службу в германскую армию, где такой крупный специалист будет жить и работать в идеальных условиях», — пишет в своих воспоминаниях бывший узник концлагеря Хаммельбург А. Ужинский.

И приводит ответ генерала:

«Господа, я слышал это от вас много раз. Надеюсь, что мои ответы на такие предложения вам тоже известны. Этого не будет никогда».

Что здесь теперь?

Самый значимый объект на улице Карбышева – это школа. Она тоже носит имя героя. В школе очень солидный музей боевой славы. Здесь немало военных артефактов, найденных поисковиками.

Прямо до Академической

А теперь вспомним нашу отважную партизанку Лизу Чайкину и прогуляемся по улице, названной в ее честь.

Улица Лизы Чайкиной сразу получила свое название. Проложили эту улицу, между Бобкова и Академической, в 1950-х годах. Здесь появилась одна из первых в Калинине длинных многоподъездных пятиэтажек, которая заняла добрую половину нечетной стороны, с магазинами «Военторга» на первом этаже.

Складывается впечатление, что эту улицу целенаправленно строили для молодежи. Здесь были одноэтажные щитовые домики – для военнослужащих, обзаводившихся семьями, школа, детсад. А на первом этаже одного из многоквартирных домов открыли ясли. И куда ни погляди – общежития.

Пятнадцатилетняя заведующая

В 1933 году, в 15 лет, Лиза Чайкина возглавила сельскую библиотеку в родной деревне Руно Пеновского района (тогда говорили – «читальня»). Причем стала одной из лучших заведующих библиотекой в районе. Работу руновской читальни, по воспоминаниям современников, нередко ставили в пример другим.

Школьную программу Лиза освоила дома. Начальная школа в деревне Руно открылась только в 1928 году, когда Лизе было уже 10. А чтобы учиться в средних и старших классах, надо было ездить 47 км в Пено.

В партизаны брать не хотели

Девочке пророчили большое будущее. Наладив работу библиотеки, Лиза стала корреспондентом в местной газете «Ленинский ударник», совмещая это с должностью счетовода в колхозе.

Ее знал весь район, к ней шли с проблемами, и Лиза действительно помогала их решать. Рассказывают, что, когда одного из односельчан арестовали, девушка не побоялась разобраться в его деле и написать лично Иосифу Сталину. Мужчину отпустили.

Уже в 20 лет она была избрана депутатом районного совета (самым молодым) и секретарем Пеновского райкома комсомола. Перед девушкой открывались все дороги. Но началась война.

По воспоминаниям современников Лизу в партизаны брать не хотели. Комсомольское руководство требовало, чтобы она эвакуировалась в тыл. Или пусть даже на фронт, медсестрой или связистом. Даже это безопаснее, чем оставаться в родном крае, где Лизу многие знали в лицо. Но она отвечала, что те, кто ее знает, на предательство не способны.

30 нацистов на одну девушку

Накануне прихода оккупантов в Пено был сформирован партизанский отряд из 85 человек. Лиза Чайкина занималась привлечением новых участников (в один день она привела 23 добровольцев) и разведкой.

За три месяца партизаны ликвидировали 170 гитлеровцев, в том числе 22 офицеров, уничтожили 58 автомашин, взорвали 3 больших моста. А еще помогли перебраться через линию фронта 150 бойцам Красной Армии, выходившим из окружения.

В ноябре 1941 года Лиза отправилась на очередное задание в поселок Пено. Нужно было выяснить численность гитлеровского гарнизона и местонахождение штаба.

На ночевку она остановилась у соратницы, Марии Купоровой. То, что в гостях у Купоровых «чужая», заметил местный староста. И сообщил нацистам. Чтобы арестовать партизанку, в дом, где кроме нее были еще две женщины, был отправлен отряд из 30 фашистов.

Лиза знала о партизанах все. Пароли, лесные базы, имена участников и места жительства их родных — она же сама большую часть партизан в лес привела. Фашистам она не сказала ни слова. И тем самым спасла десятки жизней, пожертвовав своей. 23 ноября 1941 года Лизу Чайкину расстреляли.

В марте 1942 года Елизавете Ивановне Чайкиной было присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно. На берегу Волги, где Лизу расстреляли фашисты, сейчас стоит обелиск и растут 23 березы — по количеству прожитых ею лет.

Что здесь сейчас

Улица Лизы Чайкиной по-прежнему вызывает ассоциации с молодостью, устремленной в будущее. Она полна студентов. Ведь в ее конце, на пересечении с Академической, – две девятиэтажки, общежитие политеха. Да и сам учебный корпус недалеко.