Как праздновали Новый год в дореволюционной Твери

Как праздновали Новый год в дореволюционной Твери
Фото: domagazine.ru.jpg

Новогодние праздники в старой России редко отделялись от праздников рождественских. Новый год, по-старому, назывался «Васильев вечер», и был одним из святочных дней, более заметным, чем прочие, но не принципиально отличающимся от них. Тут важно не забывать о календарном смещении и «старом стиле», когда Новый год праздновали 14 января.

Первые елки

В каждый из святочных дней после Рождества Христова было принято устраивать домашние праздники, ходить в гости, колядовать и дурачиться. Но – и не забывать о бедных, стараться помочь тем, у кого нет возможности устроить богатое застолье и пир.

Первые елки в Тверской губернии, конечно, предназначенные для детей и долгое время бывшие символом исключительно детского праздника, появились в середине XIX века. Нельзя назвать точной даты, но у дворян в 1860-х годах елки уже ставились. Например, Анна Колтыпина (дочь священника, родилась в 1861 году) в своих воспоминаниях, которые находятся сейчас в тверском государственном архиве, пишет, что в детстве она помнит елку в усадьбе Николая Антоновича Вейсс неподалеку от Кушалина. Елка стояла в доме и была украшена сладкими подарками (в основном, апельсинами и мандаринами), которые и раздавались потом детям в качестве подарков. Такие фрукты даже для многих дворян были тогда в диковинку.

В среде купеческой и дворянской молодежи празднование Нового года и елка стали обыденными и привычными в 1890-х годах. Например, кружок тверских велосипедистов и конькобежцев проводил свою елку как полагается, на катке (каток у них был на территории парка «Воксал»). Елка не предполагала быть просто украшением. После окончания веселого праздника ее торжественно валили и каждый из приглашенных детей (приглашались, понятно, только дети членов клуба) уже хватал с нее, что успевал - наряжена елка была сладостями.

О чём писали газеты

К началу двадцатого века вошло в традицию в неофициальной части «Тверских губернских ведомостей» писать о том, какие не только официальные, но и культурные события случались в губернии тех лет.

Так, например, в 1900 году для детей из бедных семей в Твери было устроено несколько елок. «Елка со спектаклем» была устроена в помещении земской управы (в нынешнем здании областного правительства на площади Михаила Тверского). Еще одна елка состоялась в «Пушкинской» школе для бедных детей в Заволжье (это здание сохранилось на набережной Афанасия Никитина, сейчас в нем магазин).

Отмечая, что эта традиция пока еще в России не имеет массового распространения, редактор неофициальной части «Тверских губернских ведомостей» Михаил Симонич, ратовал за их максимально широкое введение:

«Детские праздники в школах, - писал он, – елки, спектакли, чтения особенно желательны у нас: они дают прекрасное удовольствие детям и остаются светлыми воспоминаниями потом на всю жизнь. Желательны еще и потому, что тут дети впервые в необычной для них, более торжественной, чем в школе, обстановке выступают перед обществом своих товарищей публичными чтецами, певцами, исполнителями ролей в пьесах и, таким образом, приучаются быть членами общества, не краснеть и не запинаться, когда приходится говорить в каком либо собрании. На эту сторону в Западной Европе и Америке давно уже обращено большое внимание, пора обратить на это внимание и у нас».

Уездное земство старалось не отстать от губернского. В Затверечье существовала образцовая земская школа (она находилась на Пожарной площади, ее попечителями, кстати, были известный герой русско-турецкой войны 1877-1878 годов Иосиф Владимирович Гурко и его сын Владимир Иосифович). Для учащихся школы, среди которых было немало детей крестьян, в помещении тверской уездной земской управы была устроена елка.

Газета пишет об этом так:

«Этот детский вечер состоялся исключительно по инициативе учительниц С.А. Ручкиной и Е.А. Виноградовой, немало приложивших труда, хлопот и умения по постановке детского спектакля и организации развлечения для малышей. На елку собралось 120 детей, в числе гостей было немало учителей и учительниц из земских школ Тверского уезда, почти весь состав земской управы, родственники и знакомые учащихся. Вечер начался около 6 часов пением народного гимна «Боже, Царя храни», дружно и весело исполненного школьниками под аккомпанемент фисгармонии. Красиво декорированная фруктами, сластями и разными украшениями елка сияла уже огнями, приковывая к себе внимание веселых, возбужденных детей. Затем маленькими актерами довольно бойко и непринужденно разыграна была двухактная сценка из быта крестьян «Сиротка». После каждого действия дети шумно аплодировали своим товарищам-исполнителям. После спектакля начались оживленные игры с песнями и хороводом вокруг горевшей огнями и блиставшей украшениями елки, под аккомпанемент фисгармонии. Около 8 часов детям розданы были сумки с яблоками и лакомствами и вечер закончился, оставив в школьниках самые лучшие впечатления».

Новогодняя благотворительность

Не только земство, но тверские купцы и состоятельные горожане старались помочь детям почувствовать атмосферу новогоднего праздника. В том же 1900 году елка была устроена в помещении… тверского городского

полицейского управления. Устроена она была самых бедных детей города Твери, преимущественно сирот. Можно представить себе бедность и положение этих несчастных малышей, если организаторы, в основном, жены чинов тверской полиции, а также известный тверской благотворитель Михаил Арефьев и его семья, озаботились обновкой всех приглашенных детей: дети были одеты в новые костюмы: девочки получили ситцевые и бумажные платья, а мальчики такие же рубашки и штаны, кроме того всем были выданы теплые сапоги.

Елка для бедных детей проводится в Твери третий год, и нельзя не выразить самой искренней признательности ее устроителям и всем жертвователям, пришедшим на помощь обездоленным малышам».

Свои елки проводили и другие организации. Например, в тверском доме трудолюбия, открытом в Затьмачье в 1893 году (сейчас это бизнес-центр «Донской») для неимущих бездомных, особенно подростков, желавших получить кров и работу, тоже устраивалась елка. Ее проводили сами воспитанники этого учреждения, в статье названные «трудолюцами»:

«По окончании всенощной, около 8 часов, все перешли в обширное соседнее помещение мастерской, где приготовлена была елка. Красиво убранная разноцветными картонажами, фруктами и сластями, громадная елка горела уже массой огней. Сейчас же из трудолюбцев составился импровизированный хор, и полились стройные звуки веселых народных песен. Затем членами попечительства розданы были завернутые в платки гостинцы: конфекты, пряники, орехи; тут же всех оделяли ситным белым хлебом, связками баранок, булками. Кроме того, каждый из трудолюбцев получил недорогой подарок: шарф, рукавицы, кушак, перчатки, портсигар и т.п. В половине 10-го часа начался спектакль. Любителями-трудолюбцами задолго до елки усердно разучивалась народная пьеса «Шайка разбойников». Разыграна она была шумно и весело и сопровождалась несколькими номерами народных и разбойничьих песен и плясками…».

Специально для девочек

Подобный праздник проводился и в «мастерской поощрения женского труда» (была в Твери и такая). «Вечер с елкой» проводился для девочек-подростков, которые бесплатно (!) могли в такой мастерской получить профессию швеи. Что интересно, общество поощрения женского труда возглавлялось в Твери, как тогда и было только возможно, мужчиной, Иваном Александровичем Ивановым, председателей казенной палаты и, кстати, известным и профессиональным историком и краеведом. Елка в мастерских была приурочена к окончанию курсов (прошла она 2 января).

«С 4 часов дня мастерская стала наполняться детьми, а в 5 часов увешанная различными сластями, большая, упирающаяся под самый потолок елка была освещена. Нужно было самому видеть выражение чувства радости на детских лицах, чтобы судить о степени того удовольствия, которое испытывали дети. Как только елка была освещена, председатель общества И.А. Иванов выдал

окончившим курс девушкам свидетельства и награды: г-жи Сипачева и Спиридонова, окончившие курс по 1-му разряду, получили каждая ручную швейную машинку, линейку и книгу. Затем всем ученицам и служащим, кроме конфет и орехов, были даны подарки – ситец и миткаль. После этого дети пили чай с белым хлебом, а затем начались игры и танцы. В 8 часов вечера все разошлись по домам, видимо весьма довольные проведенным вечером».

Люди, заставшие Советский период в осознанном возрасте помнят, что непременной частью новогодних праздников был поход в наш Тверской (тогда Калининский) цирк. Конечно, елок делалось много – и в театрах, и в школах, и в домах культуры, но елка в цирке всегда запоминалась особенно. Так вот, оказывается, что эта традиция имеет очень почтенный возраст. Уже в 1900 году цирковые представления на Святках (то есть на Новый год) собирали огромное число гостей:

«Устроенный на Почтовой площади цирк, содержимый товариществом, в продолжение минувших святочных праздников делал хорошие сборы, несмотря на стоявшую все время холодную, морозную погоду. Особенно много собиралось публики на вечерние представления, продолжавшиеся иногда часов до 12 ночи при морозе в 20-23 градуса! В составе цирковой труппы, надо отдать справедливость, довольно хорошие силы, и репертуар представления достаточно разнообразен. Кроме искусных наездниц, наездников, гимнастов, акробатов и нескольких клоунов, тут есть и комический певец балалаечник г. Харитонов, потешающий публику куплетами, и атлет Яковлев, отличающийся своей силою».

Фото: domagazine.ru.jpg
 
Фото: domagazine.ru.jpg