Давид Мамагулашвили: пора прощать долги

Давид Мамагулашвили: пора прощать долги
Фото: личные фото Д. Мамагулашвили

Представитель тверской экономической школы предлагает перейти от глобализации к локализации

«МК в Твери» возобновляет традицию новогодних бесед с директором Института экономики и управления ТвГУ Давидом Мамагулашвили, в которых известный экономист ставит диагнозы прошлому, выписывает рецепты настоящему и взглядом острее, чем рентген, проницает будущее.

Испытание короной

- Давид Ильич, на личной встрече в декабре губернатор начал разговор с президентом со здоровья граждан. Давайте и мы с того же начнём. Как пандемия повлияла на экономику мира, страны, области? Ведь экономика – это деятельность людей. Или умные машины уже научились нас замещать?

- Этот вопрос сейчас актуален, и не только для нашей страны, а и для мира в целом. Коронавирус испытывает человечество на прочность, и экономику тоже. Сейчас мы получаем ответ на вопрос, как человечество переносит общие проблемы, затрагивающие не одну страну, а весь мир. Хочу сказать, во всём мире быстро пришло осознание общей беды, и мир быстро нашёл общий язык. И это очень хорошо, потому что даёт надежду, что в случае какой-то ещё более тяжёлой катастрофы мировые лидеры так же быстро смогут найти общий язык.

- А как же президент США Трамп, который, можно сказать, напрямую обвинил Китай в распространении коронавируса? Не очень похоже на единение всего мира.

- Это не опровергает моих слов и не означает, что Трамп не понимал необходимости принятия совместных мер. Он просто прямо назвал источник болезни – такой поступок в его характере. Что не означает, что США в этом вопросе станут себя держать обособленно.

Так вот, я продолжу. Коронавирус стал проверять нас на прочность – экономическую, психологическую, медицинскую. Мы узнали свои сильные и слабые стороны, и в условиях пандемии беспокоит и вызывает вопросы глобализация, идею которой продвигает Запад, а в последнее время присоединился и Китай. Оказывается, не так с ней всё лучезарно. Достаточно было случиться пандемии, чтобы накануне Нового года Великобритания осталась без овощей и фруктов. Они рассчитывали на остальную Европу, а поставки из неё были остановлены. То есть с какой-то точки зрения глобализация – это хорошо, а с точки зрения выживаемости – плохо. Думаю, следующие пять лет их экономисты будут обдумывать, является ли глобализация панацеей от всех бед или её должен сменить тренд на локализацию, развитие национальных экономик и развитие их отраслей. Нам нужно вынести свой серьёзный урок. Россия – это такое территориальное, культурное и психологическое образование, что у нас должно быть всё. Не должно быть таких отраслей, которые мы сами не развиваем и не контролируем. Правда, есть одна беда, которая мешает всё это сделать: недостаток трудоспособного населения. Существуют катастрофические прогнозы, что к 2050 году в России может остаться 125 миллионов человек.

В общем, коронавирус показал нам и всему миру, что бдительность терять нельзя и надо быть готовым к любым вызовам. А ещё надо более серьёзно относиться к своей экономике. Не стоит слишком активно участвовать в мировом разделении труда. От глобализации нам надо перейти к локализации.

Сработали на «четвёрку»

- С поправкой на эту заразу, какую оценку вы бы поставили экономике Тверской области по итогам 2020 года?

- Не могу её оторвать от страны, а наша страна, к сожалению, сейчас недополучит в виде налогов и сборов значительный объём средств, примерно 25% ВВП. Это связано с закрытием предприятий, перебоями в снабжении. Малое предпринимательство получило сильный удар, люди остались без работы. Наглядным показателем ущерба служит рост цен, который мы наблюдаем и который пытаются сдерживать искусственно.

И всё-таки экономика Верхневолжья пострадала меньше, чем в многих других регионах. Мы понесли неотвратимые потери, которых не избежать, но не потерпели ущерба, вызванного действиями руководства Тверской области. Могу точно сказать, что ошибок наша региональная власть не допустила, а если где-то и допустила, то их доля мизерна. Ещё в начале пандемии были предприняты правильные шаги: тщательный анализ предприятий, переводимых на самоизоляцию, плавность этого перехода, поддержка стратегически важных отраслей, в том числе малого предпринимательства. В общем, был реализован целый перечень программ. Это дало Тверской области видимый и достойный результат, а ведь есть и очень пострадавшие регионы, которые были близки к тому, чтобы объявить себя банкротами.

- И всё-таки ещё одним запомнившимся моментом встречи губернатора с главой государства стало замечание Путина о том, что область не дотягивает до общероссийских показателей по инвестициям в основной капитал. В чём тут дело? Действительно, одни проекты завершились, а другие не успели начаться?

- Я из тех экономистов, которые придают большое значение капитализации региона, иначе говоря, сколько вкладывается в средства производства. Но мы уже 6 лет находимся под санкциями, а санкции накладываются не только на движение капитала, но и на движение технологий, что плохо влияет на экономику любой страны. Помимо этого, пандемия вывела на первое место проблему сохранения жизни людей. Все силы были брошены на это. Негативные явления в экономике привели к росту цен, усилению оттока капитала. Плюсов стало меньше, а в этой ситуации направлять средства в основной капитал достаточно сложно, ведь на передний план выходят сиюминутные задачи, которые надо быстро решать. Это и дополнительные выплаты медработникам, и закупка оборудования, и строительство новых госпиталей – то есть те деньги, которые могли бы быть вложены в основной капитал. Иностранных инвесторов нет или очень мало, отечественные выжидают. И всё это на фоне продолжающихся санкций. Так что наш губернатор совершенно справедливо сказал, что одни проекты госпрограмм закончились, другие ещё не начались. Возвращаясь к вопросы об оценке региональной экономики, я бы сказал, что в 2020 году она сработала на хорошую «четвёрку».

Фото: личные фото Д. Мамагулашвили

Новые задачи – новые кадры

- То есть, как учёный-экономист экономическую политику властей в кризисных условиях вы одобряете.

- Мне понравился взвешенный подход к отраслям, учёт взаимосвязей между ними. Ведь остановишь предприятие одной отрасли – это скажется на других. Отмечу разный темп перевода на удалённую работу и возвращения в привычный режим. Порадовала своевременная помощь отдельным компаниям и целым отраслям. Можно сказать, что в заданных условиях ограниченных ресурсов сработали хорошо. И здесь я хочу похвалить работу четырёх областных министерств: экономического развития, промышленности, социальной защиты и, конечно, здравоохранения. Минздрав работал, можно сказать, в режиме военного времени и вполне доказал свою боеспособность. Столкнувшись с серьёзным вызовом, медики с принятием решений не запаздывали. Можно ли было работать ещё эффективнее? Это губернатору виднее, отсюда и последовавшие кадровые решения. При этом, мне кажется, в народе мнение о врачах в целом стало лучше. Возникло понимание, что это люди, которые каждый день на передовой.

- Недавно назначенного министром здравоохранения Сергея Козлова многие знают как хорошего врача и главврача. Но ведь это несколько другая работа…

- Сергей Евгеньевич – человек рассудительный и даже мудрый. Одна из его замечательных черт – умение слушать. Думаю, что окружит себя в министерстве такими людьми, которые будут продвигать некую новую систему ценностей в здравоохранении. И что его личные и профессиональные качества позволят ему справиться с этой работой.

Но я бы хотел вернуться и отметить работу министерств экономического развития и промышленности. Они постоянно в работе, ищут новые подходы, участвуют в мероприятиях, встречаются с руководителями промышленных предприятий, с малым бизнесом. В центре «Мой бизнес» на проспекте Победы, по-моему, каждый день происходит какое-то событие.

- Говоря об управленческой команде, вы назвали 3 года тем сроком, за который становится очевидна профпригодность того или иного министра. Однако в тверском регионе кадровые решения принимаются значительно быстрее. Чем, по-вашему, это обусловлено? Губернатор продолжает искать специалистов, на которых можно опереться?

- Думаю, что играют роль несколько факторов. Первый – субъективное мнение губернатора, которого что-то не устраивает в том или ином сотруднике. Второй – личные обстоятельства самого чиновника. В-третьих, человек может проявить себя с отрицательной стороны гораздо быстрее трёх лет. Наконец, губернатору могут требоваться совершенно новые темпы работы под новые задачи, и он подбирает специалистов, обладающих таким складом ума и такими навыками.

Кому я должен, всем прощаю

- Что по итогам 2020 года внушает оптимизм в сфере промышленности?

- Региональному правительству удалось сохранить её потенциал, кадровый состав, технологии. У нас не были разрушены сами устои, в отличие от некоторых территорий. Это создаёт уверенность, что при улучшении ситуации наши предприятия заработают в полную силу и достаточно быстро выйдут на докризисный уровень. При этом лет 25-30 в стране продолжает существовать проблема с оборотным капиталом, с длинными кредитами. Федеральный минпромторг пытается решить эту задачу через создание региональных фондов развития промышленности, где одна компания может получить льготный кредит до 20 млн. рублей на полтора года. Эта мера господдержки способна заложить хорошую основу для дальнейшего рывка. Вопросам пополнения оборотного капитала надо уделять больше внимания на федеральном уровне. Деньги в казне для этого есть – в различных фондах лежат до 30 трлн. рублей.

- Не иначе, вы тайный коммунист. Коммунисты тоже утверждают, что денег в стране полно и нужно всем раздать.

- Если заглянуть в фонд национального благосостояния и другие, мы увидим, что деньги действительно есть. И их можно направить на поддержку малого и среднего предпринимательства – крупный бизнес выход найдёт сам. И ещё: надо прощать долги. Не отсрочивать, а прощать.

- Кому? И бизнесу, и частным лицам?

- Всем. Бизнесу надо реально помогать прямо сейчас, иначе в обозримой перспективе можем потерять целый ряд потенциально сильных предприятий.

Нужна преемственность

- А чем вас порадовало в отчётном году сельское хозяйство?

- Стабильностью. Тем, что положение не стало хуже. Вообще, село – это то направление, которое должно получить заслуженное внимание. Когда я говорю о локализации экономики, надеюсь на кратное увеличение помощи нашему агросектору. Да, возобновляется газификация Тверской области, сельхозпроизводители могут рассчитывать на господдержку. Но это элементы, которые надо собрать в общую систему. Надо вкладывать средства, чтобы сельское население оставалось жить на своей исторической территории, чтобы горожане захотели переехать в деревню, тем более что современные технологии позволяют работать удалённо. Так что локализация, с моей точки зрения, должна быть направлена на подъём сельского хозяйства России.

- В одном из интервью вы заявили, что горизонт планирования в экономике должен составлять не 3-4 года, а 50-60 лет, ведь те же китайцы строят свои стратегические планы на 100-150 лет. Но в декабре правительство области рассмотрело адресную инвестиционную программу, в которой перечень объектов финансирования обозначен лишь на 3 года вперёд. Или это разные вещи?

- Планирование должно быть долгосрочным, среднесрочным и текущим. Планирование на очень глубокую перспективу – это уже стратегическое видение. Сегодня я наблюдаю в России попытки планировать на среднесрочную перспективу, но не вижу стремления заглянуть, какой будет страна к 2050-му, 2070 году. Что это должно быть, как выглядеть? И когда я об этом размышляю, возникает такое тайное желание, чтобы любая власть, которая приходит на смену предыдущей, не нарушала преемственность цели для команды управленцев на высшем уровне. В том же самом Китае это присутствует. В Соединённых Штатах каждый знает, что, какой бы ни пришёл президент, общая генеральная линия развития страны продолжится. Надо найти это направление и неукоснительно ему следовать. Скорее всего, это должно быть сохранение и развитие народа, качество жизни людей, человеческий капитал. При той территории, которую занимает Россия, население страны должно составлять не менее 400 миллионов человек и ниже этой планки не опускаться.

Полгода на лечение, полгода на рост

- Сойдём с этих горних высей опять на нашу тверскую землю. Губернатор жёстко предостерёг чиновников от неисполнения пунктов инвестпрограммы из-за некачественного подбора подрядчиков. Ведь это влечёт возврат денег в госбюджет и удар по репутации областной власти. И что эта беда нас преследует не первый год.

- Я сторонник того, чтобы бюджетные средства, выделяемые нашей области, осваивались предприятиями, зарегистрированными на территории региона. Понимаю и опасения губернатора. Дело в том, что некоторые виды работ требуют совершенно иного уровня и качества подхода, которые не все наши предприятия способны обеспечить. С другой стороны, бизнес быстро учится. Вспомним, какие у нас были дороги до прихода Игоря Рудени и какие теперь. То, что умели только столичные дорожники, теперь могут делать и наши. Бизнес должен обновлять свои технологии и отвечать за качество работ, здесь губернатор прав. Однако нужна и прозрачность процедуры выбора подрядчика, который может быть обременён и «теневыми» условиями договора.

- Опять-таки, возвращаясь к интервью 4-летней давности, вы скромно уклонились от моего вопроса, какой совет бы дали губернатору, сославшись на узкий горизонт видения событий. С тех пор вас стали приглашать на телевидение, на заседания правительства области, где просят комментариев по самым актуальным проблемам. И мне остаётся только повторить свой старый вопрос: что бы вы посоветовали Игорю Рудене на сегодняшнем этапе?

- Как директор Института экономики и управления ТвГУ хотел бы пожелать, чтобы идея локализации стала полновесно реализовываться в нашем регионе. Чтобы в определённом смысле Верхневолжье стало независимым от импорта, и чтобы Игорю Рудене удалось реализовать все свои идеи, начиная от сельского хозяйства и вплоть до тяжёлой промышленности, к примеру, возрождения Савёловского станкостроительного завода. Тогда наш регион будет выглядеть гораздо привлекательнее.

- В заключение традиционный вопрос. Каким вам видится 2021 год? Что он принесёт экономике, а что – простым людям?

- В 2021 году вся наша и политическая, и экономическая система будет работать на то, чтобы компенсировать последствия тяжёлого пандемического 2020-го. Первая половина года станет временем залечивания ран, мы будем бороться за то, чтобы ситуация не ухудшилась. Есть некоторая надежда, что у населения появится коллективный иммунитет, да и всеобщая вакцинация поможет. В связи с этим я не вижу резкого роста экономики до лета, однако не вижу и ухудшения. А осенью просматривается некоторый подъём – если, конечно, в основном победим пандемию.

- Соль, сахар, спички, крупу запасать?

- Нет, не надо. Однако ваш вопрос побуждает обратиться к властям, чтобы они самым серьёзным образом контролировали ценообразование. Но остановить цены силовым способом – это только временный шаг, надо искать экономические рычаги.

Сюжет:

Санкции