Наука подглядывать: зачем бёрдвочеры считают уток и сидят в кустах с крутой фототехникой

Наука подглядывать: зачем бёрдвочеры считают уток и сидят в кустах с крутой фототехникой
Фото: Анна Мостовая

Скворец-альбинос распушил перья, переступил по ветке, ловя глазами-бусинами малейшие движения в радиусе нескольких сотен метров, и снова затих. Так птичка и не поняла, что её посчитали. Кстати, сам факт, что птица-альбинос спокойно сидит на ветке, говорит очень о многом. Значит, окраска сегодня не решающий фактор выживания. Так и запишем.

Гражданская наука

А зачем вообще кому-то подглядывать за птицами, считать их, фотографировать? На самом деле, это распространённое, но почему-то слабо известное широкой публике увлечение. Оно называется английским словом «бёрдвотчинг» (birdwatching), что дословно можно перевести как «птицесмотрение». У нас и раньше были любители-натуралисты, которые ходили по лесам, рассматривали пташек и записывали в блокноты свои наблюдения. С развитием технологий в России, как и во многих других странах, это увлечение вышло на совершенно новый уровень и перестало быть уделом милых чудаков. Сейчас вокруг бёрдвочинга сформировалось прочное комьюнити, которое уже не рассматривает границы государств как препятствие.

Натуралисты-любители заносят свои наблюдения на специальную платформу в интернете и привязывают данные к геолокации. В результате формируется база данных, из которой профессиональные орнитологи могут черпать информацию для исследований. Есть и локальные проекты. Например, можно зайти на портал «Птицы Тверской области», который основал Дмитрий Кошелев, и увидеть, как много здесь собрано сведений. Кроме того, проходят соревнования по бёрдвочингу!

Фото: Анна Мостовая

Люди собираются командами в определенном месте, например, в парке Текстильщик или в зеленой полосе в микрорайоне Южный, наблюдают и фотографируют, стараясь запечатлеть как можно больше видов птиц.

Затем профессиональное жюри определяет, правильно ли указаны все виды, и присуждают баллы, учитывая несколько критериев. Одно дело сфотографировать голубя, и совсем другое – скворца-альбиноса, которого в прошлом году поймали в объектив ученики 53-й школы Твери. Достаточно редкой находкой был и дубонос, которого школьники обнаружили тогда же. Каждый правильно определенный вид оценивается по-разному, за интересную, красивую или смешную фотографию добавляют дополнительные баллы.

Как заметил доктор биологических наук профессор ТвГУ Андрей Зиновьев, любители зачастую оказываются более подкованными в вопросах наблюдения за птицами. Тут ведь большую роль играет наличие свободного времени. Университетские работники, занятые лекциями, организационными и административными заботами, не всегда могут, как в молодости, бегать по лесам и полям. Они, конечно, все это делают вместе со студентами, но всё не охватишь. И тут на помощь приходят бёрдвочеры.

Так хобби стало феноменом гражданской науки и вокруг начала развиваться настоящая индустрия. Недавно вышел атлас птиц, гнездящихся в европейской части России. Появляются карты, на которых точечно определено, где и с какой плотностью расположены места гнездования, указана численность, актуальное состоянии видов птиц. Для бёрдвочеров устраивают специальные поездки к местам обитания редких пташек, а производители дорогих фотообъективов даже сделали тематическую рекламу, рассчитанную на поклонников пернатых.

Фото: Анна Мостовая

Профессиональные энтузиасты

Тверской натуралист Вадим Черкасов не часто использует слово «бёрдвотчинг». Он говорит: любительская орнитология.

- Это явление пришло из Великобритании, - рассказывает он, - где бёрдвочером числит себя едва или не каждый седьмой. Там даже в некоторых кафе можно увидеть определители птиц этой местности.

По образованию историк-социолог, по профессии переводчик с итальянского и арабского, в любой стране, где бы Вадим Черкасов ни бывал, он брал с собой бинокль и наблюдал за местными птицами.

Фото: Анна Мостовая

– Я люблю всех птиц, – говорит Вадим. – Но особенно тех, которые живут в нашей полосе. Это связано с воспоминаниями детства, когда я жил на даче, ходил с бабушкой на Оршу. Этот период сыграл большую роль в развитии моего увлечения. Я встречал прилет птиц, ждал, когда запоет под окном скворец, когда прилетят славки, пеночки...Наблюдение за птицами прививает любовь к природе родного края. Я считаю орнитологию частью краеведения.

Три года назад в Твери прошел Первый Всероссийский орнитологический конгресс, в котором Вадим Черкасов участвовал как организатор. Вместе с учеными ТвГУ Андреем Зиновьевым, Андреем Виноградовым и Дмитрием Кошелевым он работает сейчас над двухтомником «Птицы Тверской области», который этой весной выйдет в свет.

Птицы совсем обленились

Вадим Черкасов, как и его коллеги, считает, что профессионал зачастую занимается более узкой тематикой, у него зачастую нет времени наблюдать в природе. У любителей возможностей больше, и они открывают новые виды птиц, которые за 300 лет исследований не регистрировались. В том году орнитологи-любители открыли водоплавающую птицу, которая называется малая поганка. Среди находок – красноносый нырок. А в 2019 году зарегистрировали усатую синицу.

Совсем недавно, 25 января, на прудах-шламонакопителях ТЭЦ-4 в поселке имени Крупской Вадим Черкасов и Дмитрий Кошелев увидели большого баклана, впервые зарегистрированного зимой в Твери.

Фото: Анна Мостовая

Натуралисты организовали в соцсетях группу «Птицы Тверской области». Бёрдвочеры выкладывают здесь фотографии и узнают о расширении списка птиц, когда-либо зарегистрированных в регионе. На сегодняшний день у нас 292 вида. Этот чек-лист в последние годы был расширен на пять видов.

– Когда увидишь птицу первый раз, особенно очень редкую, то прямо зацикливаешься на ней, – говорит Вадим Черкасов. – Такой адреналин в крови, уснуть не можешь. Постоянно думаешь о ней. Ведь птицы – это такая красота, все краски земли собраны в ней. Полет, свобода – столько эмоций несут нам на своих крыльях пернатые!

Иногда у натуралистов не стоит задача выискивать птиц в кустах – надо просто прийти к берегу реки и сосчитать всех обитающих там уток. Заместитель руководителя детского технопарка «Кванториуме», председатель ассоциации учителей биологии и экологии Тверской области Надежда Медведева отметила, что акцию «Серая шейка», координатором которой она является, проводят именно на крещенские морозы. В холодный период птицы наиболее локализованы у воды: там теплее, их легче сфотографировать и посчитать.

Фото: Анна Мостовая

В последние годы стало больше незамерзающих водоемов, поэтому птицы не тратят силы на перелеты, остаются в городе. По итогам «Серой шейки», с 2017 года количество уток-крякв, которые остаются зимовать возросло с 700 до 2300 особей. В мороз утки были малоактивны – экономили силы, поэтому подсчитать их было достаточно легко. В этом году отмечено гораздо меньшее количество птиц с необычным окрасом.

Волонтерам также удалось заметить морскую чернеть в парке Победы и самца свиязи на набережной Афанасия Никитина. Как отмечает большинство наблюдателей, птицы не боятся человека, охотно подплывают или даже подходят к нему, любят угощаться из рук.

Птицы – это отражение окружающей среды. Они приспосабливаются ко всему. Например, если вдруг какая-то птица появляется там, где раньше не наблюдалась, или, наоборот, исчезла из привычного для нее места обитания, это может о многом сказать. Загрузив фотографию на тематический сайт, можно получить консультацию учёных. Специалисты-зоологи, получив оповещение и запрос, подтвердят или опровергнут предположение наблюдателя-любителя и сразу же выдадут нужную информацию. Это очень удобно, потому что далеко не все, в том числе и студенты биофака, умеют пользоваться определителями птиц. На самом деле, это не очень-то и легко. А здесь цифровые технологии приходят на помощь в изучении биоразнообразия.

Фото: Анна Мостовая

Пернатый контингент

Как заметила Надежда Медведева, в октябре в Твери можно увидеть пролеты птиц, которые у нас не гнездятся. Но данные постоянно меняются: скажем, начинают вить гнезда и те, кто раньше это не делал, например дубоносы. Способность к адаптации заметна и на таком примере: мы видим, что в город прилетели хищные птицы. Значит, в дикой природе у них возникли проблемы с кормовой базой, а в наших парках и зеленых зонах им удается сохранить свою популяцию.

Птиц в городе много. В кустах – маленькие серые птички, которые не так легко определить, пеночки – и мухоловки. Водоплавающих, кроме известных уток, можно увидеть на пруду за Волоколамской развязкой – там все лето жили два лебедя. На днях орнитологам пришла информация из в Западнодвинского района: и там неожиданно появились лебеди, хотя это большая редкость. Холодновато им там зимовать.

Когда город засыпает, выходят на охоту ночные хищники, в частности, воробьиный сыч. Это маленькая совушка, чуть больше воробья, на которого она охотится. Воробьиный сыч живет недалеко от поселка имени Крупской и Первомайской рощи. В парке Победы, на Пролетарке и в Южном несколько раз видели длиннохвостую неясыть.

Дневные хищники более заметны. Насекомоядных дятлов в Твери много – белоспинный и большой пестрый.

– Лично мне нравятся воробьи, - улыбается Надежда Медведева. –У нас их два вида – полевой и домовый. Как ребенок, выросший на книгах, в которых птица в клетке – это трагедия, жизнь в неволе не приемлю. Когда я была юннатом в тверском террариуме, и нам привозили попугаев и других задержанных на таможне птиц. Но тут другая история: понятно, что они в других условиях не выживут. Лучше я в окно посмотрю, увижу, как ползет по дереву маленькая певчая птичка пищуха, и порадуюсь, что у нее есть еда. Я очень люблю сов, они постоянно живут у 65-го детсада в Южном, это рядом с моим домом. Но за все время я видела ее только один раз, когда она выгуливала своих совят.