Возвращение тверского Князя, или Долгая дорога домой

Куда и зачем летала та самая «Ласточка»

06.12.2018 в 17:48, просмотров: 795
Возвращение тверского Князя, или Долгая дорога домой
фото: пресс-служба правительства Тверской области

Есть даты, которые до поры до времени пылятся на задворках школьных учебников, плохо запоминаются и толком не празднуются. Но история прекрасна тем, что всегда повторяется, и однажды старые даты вдруг оживают и на глазах обрастают смыслами.

Именно так случилось и с датой, которую на этой неделе празднует Тверская область. 5 декабря исполнилось 700 лет со дня мученической гибели в Орде Михаила Тверского. Так вышло, что в советский период этот человек был забыт: в том числе, как ни стыдно это констатировать, и в городе, за который когда-то отдал жизнь. В девяностые, и особенно в нулевые, в Твери делалось многое, чтобы загладить вину. Пиком работы по популяризации истории князя-святого стала установка его конной статуи на Советской площади (впрочем, раскритикованной экспертами).

После этого несколько лет о Михаиле Тверском представители власти в регионе вспоминали как-то нехотя и редко, а мероприятия в его честь проводились официальными органами без большого энтузиазма, для галочки. В итоге налицо парадокс: пока что в 21 веке для памяти нашего главного святого больше всех сделал губернатор, который родился не в Твери, но явно увлечен тверской историей – мы об Игоре Рудене.

Много званых, но мало избранных

Не знаем, когда и при каких обстоятельствах действующий глава региона впервые познакомился с трагической историей Михаила Тверского и проникся сюжетом семисотлетней давности. Но в прошлом году на областном уровне начались регулярные совещания, посвященные подготовке к 700-летию со дня убиения Михаила Тверского и 650-летию со дня преставления его супруги, благоверной княгини Анны Кашинской. Тогда же губернатор впервые озвучил вещь, которая со времен перестройки казалась несбыточной и нереальной: мы восстановим Спасо-Преображенский собор. Кстати, тут и выяснилось, что тверское городское сообщество со времен перестройки сильно изменилось, и собор, за который ратовала вся интеллигенция, сейчас вдруг начал части этой интеллигенции мешать: и видом, и расположением, и много чем еще. Но восстановление началось.

Потом всем миром был собран и издан альманах о Михаиле Тверском. Организовано множество выставок. В музее были найдены и обмерены врата, которые когда-то вели в собор. Ходили слухи, что губернатор «заболел» идеей найти утраченные мощи Михаила Тверского, и в процесс поиска вовлечены люди с федеральным весом и влиянием. Где-то с лета поползли загадочные сообщения, что тверитянам готовят особый подарок к 700-летию преставления небесного покровителя города. Потом пришла еще одна новость: есть идея переименовать Советскую площадь в площадь Михаила Тверского.

Когда стало ясно, что работы на Спасо-Преображенском соборе завершатся чуть позже, чем планировалось, в воздухе повис вопрос: а будет ли служба? И будет ли она статусной и торжественной? Не без иронии отметим: больше всего по этому поводу переживали люди, которые в церковь не ходят и вообще не являются православными верующими. Именно переживавших же в итоге почему-то расстроил факт, что была и служба, и статусность, и торжественность.

А теперь к главному: служба не просто состоялась – их было две. Но отдельно поговорить сегодня нам хочется о первой: она прошла 4 декабря в Успенском соборе Кремля, ее вел сам Патриарх, и на ней присутствовала большая тверская делегация, прибывшая утром на «Ласточке». Кстати, совершенно неясно, с чего кто-то взял, что поездка финансировалась из бюджета: в делегацию вошло множество представителей общественных организаций, и потом не раз озвучивалось – именно их силами и была организована поездка. Почему, когда какие-то группы людей собираются, положим, на субботник или на культурную акцию, и разные организации дают им в помощь транспорт, инвентарь, афиши, футболки, это никого не смущает, но стоит кому-то собраться на службу, и тут же начинается изучение чужих карманов? 

Между тем, в сюжете с «Ласточкой» что ни деталь, то новость - и куча смыслов, аллюзий, скрытых цитат. Информационный потенциал события оказался столь мощным, что «Ласточка» попала в топы, еще не успев вернуться из Москвы в Тверь. На одних площадках нам рассказывают о замученных неверующих чиновниках, которых из-под палки загнали сначала в электричку, а потом на службу. На других площадках «замученные» участники дают восторженные комментарии о поездке, а заодно выясняется, что состав делегации был очень разношерстным: в Москву отправились высшие должностные лица области, депутаты, которых избирали и которые несут ответственность за территорию. В делегацию вошли также главы районов, директора предприятий, главы самых крупных и важных организаций в сфере культуры, образования, правозащиты, руководители СМИ, журналисты, представители Церкви.

Есть еще важный момент: речь идет не о какой-то спонтанной акции, родившейся на коленке - к юбилею подвига Михаила Тверского Тверская область готовилась больше года. Это огромный проект, в котором участвовало огромное количество разных структур, в том числе федеральных, и поездка в Москву была запланирована давно как часть этого проекта.

Увлекшись бурным обсуждением, никто в итоге пока так и не задал главный вопрос: а зачем, собственно говоря, была организована эта поездка? Почему не на автомобилях, не на «Сапсане», а на электричке? Что за событие случилось в этот день в Москве, и почему оно требовало присутствия тверской делегации?

Тело князя

Тут можно вспомнить о том, что тело убитого Михаила Тверского семьсот лет назад привезли не в Тверь, а в Москву, и первым местом упокоения князя стал храм в московском Кремле. Тут можно осознать, что служба памяти небесного покровителя Твери шла в соборе, где похоронен человек, предавший нашего князя. Просто вдумайтесь: древний собор, Москва, одержавшая с гибелью Михаила Тверского политическую победу над Тверью, сердце Родины – Кремль, могила Юрия Даниловича Московского. И именно здесь в честь Михаила Тверского служит службу Патриарх, а главные прихожане на службе – тверские делегаты.

Мы помним разные электрички из Твери в Москву. Были электрички, которые ехали за колбасой. Были электрички с «вахтовиками». Были электрички с футбольными фанатами…

Но «Ласточка» с очень разными тверскими людьми, которые в жизни порой не здороваются друг с другом и даже враждуют, ехала 4 декабря не за продуктами и развлечениями, не на концерт и не на банкет.

Тверские ехали за своим князем. И это для них Патриарх в Кремле, в одном из главных соборов страны, над гробами московских князей публично признал важность Тверской области в русской истории, важность подвига Михаила Тверского в становлении государственности, и передал Твери часть мощей ее святого покровителя.

Тверская делегация ездила в Москву за мощами небесного покровителя Твери – в Кремль, где он был когда-то временно похоронен. Вот что за событие на самом-то деле произошло 4 декабря.

Когда участники поездки говорят об особом чувстве тверского единства, причастности к истории и гордости за подвиг князя, которые почувствовали, стоя на службе, это не пустые слова. Потому что это ведь «вечный» сюжет – о дружине, потерявшей князя. Тот же, кто умудрился потерять еще и святые мощи, конечно, обречен на поражение: тело князя важно вернуть домой.

Так, может, хватит препираться о маловажных вещах, которые канут в лету вместе с лентой новостей? Ау, очнитесь! Тверская делегация ездила во вторник в Москву за своим князем: Михаил Тверской вернулся домой, в свой город!

Семьсот лет назад его тело, избитое, поруганное, оплеванное, привезли на телеге в столицу – тело проигравшего, над которым можно глумиться. Но 4 декабря 2018 года в присутствии Патриарха, сотен верующих, под колокольный звон и праздничные тропари в сердце русского государства в историю была внесена ясность: Михаил не проиграл – он выиграл. Вместе с ним выиграла Русь. Вместе с ним выиграла Тверь. А значит, мы, тверские – не обиженные проигравшие с вечной «московской» раной в сердце. Мы – победители, и пора поставить точку в семисотлетней обиде на успешную столицу, переигравшую Тверь на политическом поле: как говорят в таких случаях психологи, закрыть гештальт и жить дальше со спокойным сердцем.

Об элитах и консолидации

Но раз речь зашла о политике, пора поговорить о еще одной важной вещи, ради которой, возможно, и была затеяна поездка.

Михаила Тверского семьсот лет назад погубили не только москвичи и татары. Тверское княжество проиграло политическую войну, потому что и в то время тверские элиты никак не могли договориться друг с другом. Вместо того, чтобы биться с татарами и укреплять княжество, они занимались интригами. Это исторический факт, на который намекают все хроникеры, сообщая о трагедии Михаила Ярославича.

Не хочется, да и нет нужды проводить параллели: но по уровню консолидированности, сплоченности и способности к командной работе тверские элиты и сегодня уступают многим региональным бомондам. Это не субъективное мнение: это политическая репутация. О разобщенности, сложности и конфликтном потенциале тверских элит говорится во всех политологических и социологических исследованиях, начиная с ранних девяностых. Кстати, есть версия, что корень зла – как раз в истории. Что гибель Михаила Тверского и воспоминания о политической катастрофе XIV века стали важной частью тверского ментального кода, вылившись в недоверчивость, разрозненность и жажду реванша. Наши элиты живут в режиме ежеминутной готовности к борьбе с чужаками, но при этом настроены на поражение: а история, тем временем, давно идет дальше, и никто не планирует воевать ни с Тверью, ни с тверитянами.

Кто только не пытался консолидировать тверские элиты на протяжении минувших десятилетий! И как только не пытались это делать! Был период гламурных тусовок, потом были попытки «импорта» элиты из другого региона, были попытки «москвизации» тверских элит – вливания тверского бомонда в столичное сообщество. И все без толку: побеждала конфликтность и неприязнь друг к другу.

Но во вторник, когда десятки людей из разных политических кланов и профессиональных сообществ дружно сели на «Ласточку» и приехали на общую молитву в кремлевский собор, случилось нечто удивительное. На «Ласточку» в Москву ранним утром сели еще не проснувшиеся, усталые, серьезные люди, которым не о чем говорить друг с другом.

Мало разговоров было и на обратном пути. Но в вагонах сидели не случайные попутчики: это тверские возвращались домой, а с ними их князь. И дома их ждал большой праздник со своей службой в Доме тверского Спаса, с гостями и подарками, с телеграммами и добрыми словами из всех регионов страны.

Уехали проигравшие. А вернулись победители.

Надолго ли хватит этого удивительного консолидирующего эффекта, ради которого, что-то подсказывает, и было вложено столько сил в организацию праздничных торжеств? Как говорится, время покажет.

Но если даже совместная молитва в самом сердце страны не «вылечит» раны, нанесенные тверским элитам семьсот лет назад, то останется только развести руками.

Однако пока что «чудо Михаила Тверского» работает. И празднующая Тверь транслирует на федеральные новостные ленты свои лучшие качества: радушие, великодушие, масштаб. Научиться бы нам еще относиться друг к другу внутри региона так же, как относился к «другам своим» наш великий князь!

И вот простой ответ на вопрос, почему тверская делегация ездила в Москву. Он в одной фразе: потому что большое видится на расстоянии.