Битва за малую землю: судьба политической системы сейчас решается на селе

16.01.2019 в 12:57, просмотров: 1493
Битва за малую землю: судьба политической системы сейчас решается на селе

В последнем перед Новым годом выпуске «МК» мы сделали краткий обзор выборных кампаний, которые пройдут в Тверской области в следующем году, и дали неутешительный для власти, но мобилизующий прогноз. Весь 2019-й год российская политическая система проведет под знаком протеста, а вертикали власти придется мужественно бороться с эхом непопулярных реформ и государственных мер, анонсированных в ушедшем 2018 году. Пенсионная реформа, мусорная реформа, рост НДС, «подскочившие» цены на бензин, и все в гремучей смеси с будоражащим потоком фейковых новостей в соцсетях – с такими испытаниями государственная система в последние десять лет, пожалуй, еще дел не имела.

Со всем этим придется столкнуться и Тверской области. И накануне сложных муниципальных кампаний важно понять: кто же «рулит» электоральными настроениями в муниципальных выборных полях, кто ведет диалог с жителями маленьких городов, сел и деревень? У кого в кармане ключ к умам избирателей, которых в политтехнологической среде принято именовать сельским электоратом?

Вопрос с подвохом. Ведь при ближайшем рассмотрении выясняется, что именно на селе и рождается мина замедленного действия, которую ни в коем случае нельзя упускать из вида.

Никому не верю, никого не слышу

В декабре 2018 года ВЦИОМ провел масштабный опрос россиян, желая выяснить, каким государственным и общественным институтам доверяют граждане.

Результаты получились следующие: 86 % доверяет армии, 68,8 % - Русской православной церкви, 57 % - правоохранительным органам.

При этом рейтинги доверия к Госдуме, Совету Федерации, политическим партиям, оппозиции, профсоюзам, СМИ, Общественной палате зримо упали по сравнению с ранее проводившимися опросами.

Речь идет о среднероссийских показателях, но с ходу, даже без опросов, смеем констатировать: в нашем регионе все еще сложнее. Ведь, как мы не раз писали, вспоминая историю и разбирая кампании минувших лет, наша партийная система откровенно деградировала и уже давно находится в упадке. Больше всего вопросов на старте электорального цикла-2019 у нас, как всегда, к парламентской оппозиции. Похоже, ни жесткие статьи, которые тверские СМИ выдавали после выборов-2017, когда три парламентские оппозиционные партии показали совокупный результат на уровне спойлеров, ни бодрящие призывы, звучавшие на фоне пенсионной реформы, так и не разбудили «красную конницу», отряд Вольфовича и эсеров. Казалось бы, вот он, редкий удачный момент для возрождения и выполнения важной государственной миссии: административная машина нуждается в системной политической силе, способной грамотно выполнить функцию свистка для выхода электорального пара. Ну когда еще парламентской оппозиции выпадет такой шанс доказать свою системность, состоятельность и профпригодность?

Но никакой активизации партий в Тверской области не наблюдается. Молчат партийные сайты, не видно ни конференций, ни встреч с избирателями. На дворе уже новый год, а складывается ощущение, что парламентская оппозиция до сих пор не может отойти от каникул после осенних выборов в Госдуму. Более того: поговаривают, что федеральные кормчие наших областных отделений парламентских оппозиционных партий проводят оптимизации утративших боеспособность структур. Так, например, произошло с областным отделением партии «Справедливая Россия», которое по итогам выборов-2018, по слухам, было попросту разогнано.

Кто-то может воскликнуть: но разве это не на руку партии власти, а точнее, самой власти? В чем проблема?

Но это поверхностный взгляд, ведь политическая система называется системой именно потому, что у всех ее участников есть своя ниша и свой электорат. Если в отдельно взятом регионе парламентская оппозиция деградировала и не вызывает доверия у протестного электората, а федеральный информационный фон работает, как назло, на рост пассивного протеста, значит, есть риск, что на пустую нишу налетят случайные люди и несистемные политические структуры.

Вот почему кризис оппозиции в Тверской области – головная боль для всех, и в первую очередь, для тех, кто стоит на так называемых государственных позициях.

Переселение в поселение

Но если в крупных городах диалог с населением ведет власть, ведут СМИ, ведут крупные общественные организации и на информационном поле живет целая куча повесток, ситуация в муниципалитетах куда грустнее. Парламентская оппозиция давно бросила наше село и не кажет годами носа на выборы муниципального и поселкового масштаба, а местные чиновники (и это давняя проблема!) в большинстве своем попросту не умеют выстраивать диалог с населением, путая свои должностные полномочия с феодальными привилегиями.

Судя по последним показательным поркам «попутавших» чиновников, которые идут в федеральных средствах массовой информации, все это видят и понимают в высоких столичных структурах: за хамские высказывания и барские выходки наконец начали увольнять. Но просто представьте, что по стране в глубинке сидят целые армии таких чиновников, и население их, мягко говоря, не жалует. Парламентерами власти эти люди, до которых не дошла начатая на федеральном уровне смена управленческих элит, конечно, быть не могут. Они наносят ей сплошной имиджевый вред. Но именно с этим балластом государственной системе придется пережить электоральный сезон-2019.

Между тем социальный портрет глубинки уже не тот, что десять лет назад. Одни эксперты бьют набат, другие радостно потирают руки: на селе идет процесс замещения населения. Коренные жители глубинки уезжают в большие города, а их место занимают уставшие от столичных пробок горожане. Есть еще одна категория населения: коренные жители, работающие вахтовым методом в крупных населенных пунктах. Впрочем, не будем вдаваться в детали: суть в том, что структура сельского населения в последние годы сильно изменилась.

И как же ошибаются те, кто по привычке считает жителей глубинки лояльным власти электоратом, с которым не нужно проводить никакой агитационной работы. Пока местечковые чиновники годами дули щеки, игнорируя граждан, вместе с переселившимися на село горожанами, дачниками, волонтерами, скучающими хипстерами шел транзит циркулирующих в мегаполисах идей. Пока поселковые, городские и районные администрации неспешно создавали свои официальные сайты, в местных социальных сетях наплодились десятки групп с неоднозначным, а порой и откровенно провокационным, но интересным контентом.

Чтобы понять, кто на самом деле ведет сейчас диалог с жителями глубинки и вызывает у них доверие, просто откройте пару-тройку федеральных краудфандинговых площадок: вы удивитесь, узнав, какое количество общественников, волонтеров и добровольцев из крупных городов ежегодно выезжает на село. И если пять лет назад мы рассказывали о конфликтах между коренными обитателями глубинки и «понаехавшими» из столиц, то сейчас, заглянув в деревни, вы увидите мир, покой и симбиоз. А заодно услышите удивительные по накалу суждения о политике из уст людей, которые, казалось бы, должны принадлежать к лояльному партии власти электорату.

Эта смена настроения – результат очень простого процесса, о котором мы писали, и не раз: там, где чиновники на местах не создают собственной повестки, ее начинают рождать местные соцсети. Неважно, что у бабушки в деревне нет интернета: политические сплетни ей расскажет соседка, сын которой дружит с всезнающими дачниками из столиц, а внук с утра до ночи что-то комментирует на «Одноклассниках».

Смена со смыслом

Вот почему еще до Нового года в статье, посвященной муниципальным выборам-2019 в Тверской области, мы дали прогноз: это будет трудный политический сезон, а на самых запущенных территориях, возможно, мы увидим и самую настоящую битву. В этой битве очень много смыслов и дополнительных сюжетов. Кто, например, победит в информационных баталиях вокруг мусорной реформы: власть, сумев донести свои задумки до населения, или ее оппоненты, активно плодящие вокруг реформы фейковые новости? Осознают ли граждане неизбежность пенсионной реформы, вникнут ли, остыв, в ее внутреннюю экономику, или по другую сторону баррикад в эти эмоции будут ежедневно подкидывать дровишки, чтоб не дать им остыть вплоть до дня голосования? Кто в итоге снимет протестные дивиденды с непопулярных государственных мер? Возьмется ли за ум наша партийная парламентская оппозиция? Прозреет ли наконец, поймет ли, что возрождение нужно начинать с «земли», и делать это ей стоит уже не ради процентов и бюджетных субсидий, а во имя устойчивости государства и его политической системы? Что это, может быть, и есть ее долг перед страной?

Что касается власти, то ее стратегия ясна: во всяком случае в Тверской области. Далеко не случайно, начиная с лета, в регионе пошла ротация глав районов и городов. Молодые руководители с областным аппаратным опытом появились в Торжке, Бологом, в Нелидове. Что-то подсказывает: это только начало. На карте Тверской области появился целый ряд муниципалитетов, где чиновники разучились общаться с населением и собрали весь местный негатив. На кон в этом году между тем поставлено очень многое, и от таких чиновников придется избавляться. От того, сумеет ли власть вернуть доверие граждан на этих территориях, восстановить утраченные связи с электоральным «полем», завести собственную повестку, зависят не только итоги выборов по осени – зависит политический региональный расклад на всю ближайшую пятилетку.

Поэтому мы будем внимательно следить за происходящим в наших муниципальных образованиях, освещать кадровые перестановки в муниципалитетах и рассказывать обо всех интересных ходах на политических районных досках. И хоть большой игрой эту битву за малую землю, конечно, не назовешь, но давайте не забывать: именно из таких мелких эпизодов на политической карте регионов и стран рождается политика целых государств, а порой и геополитика.

Пенсионная реформа. Хроника событий