"Первые": Тверская область оставила свой след в истории оружия

12.02.2019 в 16:51, просмотров: 4608
фото: kulturologia.ru. Сложность и жестокость медвежьей охоты хорошо видны на картине художника Отто Грашофа

Тверской дворянин Ширинский-Шихматов первым изобрел новый патрон для охоты. Другой уроженец Твери - Павел Аносов восстановил древний секрет булатной стали.

Губернатор, ходивший на медведя

Князь Андрей Александрович Ширинский-Шихматов происходил из рода татарских князей, обосновавшихся в России еще при Иване Грозном, а его родовое имение Островки располагалось на территории нынешнего Вышневолоцкого района. Ширинский-Шихматов с юности состоял на государственной службе, был губернатором сначала в Саратове, потом в Симбирске, много сделал полезного на этом поприще, но в историю ему было суждено попасть благодаря совсем другому…

фото: turkaramamotoru.ru. Андрей Ширинский-Шихматов

Дело в том, что все Ширинские-Шихматовы (а у их отца было девять сыновей!) были заядлыми охотниками. Андрей Ширинский-Шихматов, например, составил первый в России атлас пород охотничьих собак – написанная им книга «Альбом северных собак» с фотографиями, стандартами пород, классификацией, составленной князем-губернатором, до сих пор очень уважаемый труд в среде профессиональных кинологов. Помимо этого, А. Ширинский-Шихматов был знатоком медвежьих охот, автор книги «По медвежьим следам», изданной в 1900 году.

Будучи страстным охотником, Ширинский-Шихматов объездил практически всю Россию, изучая особенности медвежьей охоты в разных регионах. Он был, наверно, главным экспертом в том, что касается охотничьего оружия и боеприпасов. В Европе вряд ли знали о заслугах губернатора Ширинского-Шихматова, но отлично были осведомлены о нем как о специалисте в охоте на крупного зверя. Это занятие он называл «высочайшим наслаждением», а охоту на медведя полагал «царской».

«Охота на медведя всегда проходит в самых глухих, отдаленных «медвежьих» углах наших русских лесов, - писал наш герой. - Эта удивительная, острая, азартная, серьезнейшая охота требует от охотника проявления выдержки, терпения, храбрости, наблюдательности, неприхотливости, выносливости, ловкости и отваги. Попробовав однажды такую охоту, один становится страстным охотником-медвежатником, а другой бежит от нее, как черт от ладана».

Поскольку Ширинский-Шихматов состоял на государственной службе, статьи в охотничьих журналах ему приходилось подписывать псевдонимом Урс (то есть медведь на латыни).

В Императорском обществе размножения промысловых животных и правильной охоты Ширинский-Шихматов исполнял должность главного оружейника. Там-то он и создал свое главное изобретение. Суть его в том, что при охоте на медведя обычные патроны не годились – они чаще всего только ранили зверя, который впадал в ярость и убивал незадачливого охотника. Ширинский-Шихматов поставил перед собой цель создать такой патрон, который был бы способен завалить крупного хищника. В охотничьей литературе такие боеприпасы называются «стопперы», и считается, что именно Ширинский-Шихматов предложил ходить на крупного зверя с двуствольным ружьем, чтобы бить наверняка. После долгих экспериментов он разработал патрон собственной конструкции – 12-го калибра, причем в своем патроне князь объединил лучшие характеристики различных пулевых боеприпасов. Изначально это был цилиндр из свинца, диаметр которого был на 2 мм меньше канала ствола.

Во время первых же испытаний на охоте и по другим мишеням были отмечены очень точный бой и огромная останавливающая сила пули Ширинского-Шихматова. Она быстро получила признание среди охотников и получила широкое распространение. В книге «Стрельба пулей» С.А. Бутурлин так описывает изобретение Андрея Александровича: «Достоинство этого снаряда в том, что он при ударе в тушу зверя рвется легко, не затрачивая на разрыв значительной живой силы удара, так как части уже надрезаны. Затем рвется он вполне определенным, всегда одинаковым образом, а не в зависимости от случая. Наконец, рвется на части — четыре крестовины и днище — достаточно крупные, чтобы наносить каждая большие поражения, идти глубоко и поражать кости. Днище даже иногда проходит на вылет в медведе…» Всю свою жизнь князь Ширинский-Шихматов совершенствовал свое изобретение и до сих пор пуля его имени с успехом применяется в охоте на крупного зверя.

После революции бывший князь и бывший губернатор всецело предался своему увлечению – он стал преподавателем на московских курсах охотоведения, а на его лекции собирались полные залы. Умер князь в Москве в возрасте 59 лет. В наше время в Свечинском районе Кировской области проходит чемпионат России среди лаек по подсадному медведю и вольерному кабану, посвященный памяти князя Ширинского-Шихматова. А совсем недавно Московское общество охотников и рыболовов учредило специальную премию и медаль А.А. Ширинского-Шихматова за особые достижения в области охотничьего собаководства.

Дворянин-металлург

Уроженец Твери Павел Аносов считается человеком, восстановившим древний секрет производства булатной стали, хотя на самом деле это всего лишь эпизод в многогранной деятельности этого человека. Благодаря Аносову русские пушки не разрываются при выстреле, а русские мосты не рассыпаются. Тем не менее в истории ему суждено было остаться «отцом русского булата».

фото: ogoblin.ru. Павел Аносов

Павел Аносов родился в Твери, и долгое время точная дата его рождения оставалась неизвестной. Только совсем недавно исследователи обнаружили в архивах документы о крещении Павла, старшего сына секретаря казенной палаты Твери Петра Аносова – 26 июня 1796 года, крестили младенца в Симеоновской церкви. Когда Павлу было 13 лет, его отец умер, оставив сиротами четырех детей. Поскольку служил он в горном ведомстве, так называемой Берг-коллегии, было решено отдать сирот учиться за казенный счет в Горный кадетский корпус (ныне это Санкт-Петербургский горный институт имени Плеханова). В прежние времена, поскольку горные инженеры занимались производством металлов и боеприпасов для военных нужд, они были приравнены к армейским офицерам. И после окончания кадетского корпуса Павел Аносов получил мундир, звание шихтмейстера (самый младший чин в горной иерархии, соответствует армейскому прапорщику) и назначение в Златоуст, на горный завод, помощником практиканта. Ему было 18 лет. И в Златоусте он проработал тридцать лет, практически всю жизнь.

Павел Аносов был человеком, совершенно лишенным светского лоска. Его биографы писали, что он не интересовался ни деньгами, ни развлечениями, ни карьерой. Единственное, что увлекало его по-настоящему, это металлургия. А металлургия в то время использовала принципы, не менявшиеся со времен Киевской Руси. Как и в древние времена, чугун получали, выжигая на древесном угле железо, а лишний углерод «выколачивали» вручную. Помните, как работает кузнец, когда он лупит молотом по металлу? На самом деле он занимается сложным технологическим процессом – избавляет будущую сталь от лишних углеродных групп. И молодой Аносов решил усовершенствовать эту технологию. Он обнаружил, что сталь с добавками меняет свои свойства, и стал основателем нового направления в металлургии – производства легированной стали. Аносов сутками не уходил с работы, стараясь разгадать поведение чугуна в плавильном горне, экспериментировал с присадками, добавляя в будущую сталь то золото, то марганец, то алюминий.

Главным инструментом металлурга Павел Аносов полагал не плавильную печь и не молот кузнеца, а… микроскоп. Есть даже легенда, что первые заработанные деньги Аносов потратил на приобретение лучшего английского микроскопа и с тех пор с ним не расставался, тщательно изучая каждый кусок чугуна, каждую пробу металла, произведенного на заводе. Он стал первым в России практикующим металлургом, который тщательно исследовал структуру металла под микроскопом. Вскоре Аносов выделил пять типов строения микроструктуры стали - полосчатый, струистый, волнистый, сетчатый и коленчатый. Он понимал, что строение стали как-то связано с содержанием углерода, и понял, что красивые разводы на древних булатных клинках – это и есть та самая микроструктура, так называемые углеродистые дендриты, проявлявшиеся во время технологических операций. Аносов установил связь между конкретными операциями при производстве стали (подготовка сырья, добавление присадок, время проведения плавки), формой дендритов и качеством стали. И вскоре изготовил на Златоустовском заводе первый булатный клинок, по качеству совершенно неотличимый от старинного оружия. Этот клинок с легкостью дробил камни и рубил железные прутья!

фото: rusdamask.ru. Для булатной стали характерны естественные узоры на поверхности

На Россию это произвело неизгладимое впечатление. По распоряжению императора «аносовские клинки» были переданы в музей, самому Аносову было пожаловано 2 тысячи золотых рублей и производство в полковники. При этом Аносов доказал, что древний метод производства булатных клинков несовершенен, можно делать гораздо лучше. Он разработал технологии производства более качественной литой стали, превосходившей булат по всем характеристикам. И с тех пор Златоуст превратился в центр производства российского «белого» оружия (сегодня мы его называем холодным). Здесь делали шашки и сабли для полиции и кавалерии, охотничьи ножи, даже крестьянские косы и серпы! Златоустовские клинки стали получать премии на международных выставках, Российское вольное экономическое общество удостоило Аносова золотой медали за успехи в сельском хозяйстве (производство исключительно надежных серпов и кос), а придуманный Аносовым в качестве товарной марки крылатый конь до сих пор украшает герб Златоуста.

Аносов постепенно отходил от научных экспериментов, поскольку его стали назначать на высокие административные должности. Сначала его повысили, присвоили звание генерал-майора и назначили руководить всеми горными заводами Урала. Новый император Александр II назначил Павла Аносова губернатором Омска. Аносов прибыл на новое место службы и первым делом принялся налаживать дела на Алтайских горных заводах.

Ему приходилось часто ездить по делам службы. И одна из таких поездок закончилась трагично. Аносов отправился в дорогу, несмотря на то, что разыгрался сильный снежный буран. Сани, в которых ехал губернатор, опрокинулись, Аносова выбросило в сугроб и сверху завалило чемоданами. Он пролежал в сугробе несколько часов, пока его не нашли. Спустя некоторое время Аносов сильно заболел, у него обнаружили нарывы в горле. «Один из них его и задушил», - писал о последних днях жизни Аносова его ближайший сподвижник Валерий Чернов. Жители Омска по подписке собрали средства на строительство могильного памятника Аносову (до наших дней могила великого металлурга, увы, не сохранилась). А по распоряжению императора вдове и детям была назначена пожизненная пенсия из средств Горного ведомства – такие льготы давали только за особые заслуги.

Читайте также: 

"Первые": как Тверь в "восьмидесятые" стала джинсовой столицей"

"Проект "Первые": с тверским краем связаны авторы обоих национальных гимнов"