Жители посёлка под Тверью сражаются за право на безопасную жизнь

15 марта 2017 в 17:19, просмотров: 1186
Жители посёлка под Тверью сражаются за право на безопасную жизнь

Вряд ли великий сатирик Михаил Зощенко мог предвидеть такое замечательное изобретение XXI века, как программа переселения из аварийного жилья, но история с чадящей печью, описанная им 80 лет назад, очень точно показывает, что подходы к решению коммунальных проблем за это время нисколько не изменились.

Дом, который забросил ЖЭК

В 2007 году тверитяне Дмитрий и Наталья Титовы приобрели в ипотеку квартиру в посёлке Элеватор, улица Центральная, дом 17. Он инженер-энергетик, она медсестра. За прошедшие 10 лет в семье случились радостные события: родился второй сынишка, плюс от кредита осталось погасить только шестую часть. И одно безрадостное: стал стремительно разрушаться дом, в котором молодая семья видела будущее родовое гнездо.

Двухэтажное многоквартирное здание было возведено в середине прошлого века. Скрипучие деревянные лестницы в подъездах, провисающие деревянные межэтажные перекрытия, подгнивающие деревянные стропила крыши, дощатые полы, которые играют под ногами – время сделало своё дело. С кирпичных стен осыпается штукатурка, в балконных плитах обнажилась ржавая арматура, а покрытый трещинами сырой потолок в подъезде провисает опасным пузырём. Виновата протекающая крыша, поэтому на чердаке жильцы ставят тазы и вёдра.

Соседи Титовых, Валерий и Екатерина Алфимовы, исправно оплачивают строку за капремонт, как и другие пункты квитанций. Они оклеили щербатые стены обоями, подтянули скрипучие полы, правда, пока так и не смогли установить счётчики за воду: ни один специалист не рискнул потревожить дышащий на ладан архаический водопровод.

60 лет дом не знал капитального ремонта. Пора бы уже, решили жители и обратились в свою управляющую организацию. Но получили обескураживающий ответ: прежняя УК растворилась в воздухе вместе с квартплатой жильцов и взносами за капремонт, а у нынешней денег нет. Да и вообще, дом настолько ветхий, что ремонтировать его бессмысленно.

Чем хуже, тем лучше

Новая цель замаячила перед жильцами: попасть в программу переселения из аварийного жилья. А для этого необходимо было в установленном порядке признать здание аварийным. Люди скинулись и наняли техническую строительную экспертизу. Процитируем заключение независимых специалистов:

«Основные параметры, определяющие условия проживания, не соответствуют СНиП и СанПиН… Основные несущие и ограждающие конструкции здания – перекрытия, стропильная система, балконы – непригодны к дальнейшей эксплуатации. Дальнейшая эксплуатация здания представляет непосредственную опасность для жизни людей (возможно обрушение штукатурного покрытия потолков и обрушение перекрытий при отсутствии противоаварийных мероприятий)». Ограниченно годными к эксплуатации были признаны только стены дома.

Следует уточнить, что эта экспертиза проходила ещё 5 лет назад. В 2016 году здание №17 по улице Центральной вновь подверглось обследованию. Выводы аналогичные. Техническое состояние полов, балконов, перекрытий было оценено как аварийное, кровли – как недопустимое. Их износ составил 60-70%, и налицо все основания для признания дома аварийным и подлежащим сносу.

Комиссия ищет причину

Как же получилось, что люди по-прежнему как об стенку бьются за своё право на безопасную жизнь, гарантированное им, на минуточку, Конституцией Российской Федерации?

Дело в том, что отнесение здания к категории аварийных – это решение коллегиальное. Принимает его так называемая межведомственная комиссия, состоящая из представителей органов жилищного, пожарного надзора, городской администрации, управляющей компании и других инстанций, имеющих отношение к жилищно-коммунальной сфере. По словам жильцов, межведомственная комиссия уже трижды разбирала вопрос об аварийности их дома, и каждый раз возникали какие-то препоны.

Сделаем небольшое отступление. Уважаемые читатели могли заметить, что, когда надо решить какую-то свою проблему с привлечением государственных органов, или, проще говоря, чиновников, абонент на другом конце провода зачастую строит разговор не по принципу «чем я могу вам помочь?», а по принципу «что мне ему сказать, чтобы он отстал и больше не беспокоил?». Это можно уловить в голосе. Ведь в одном случае чиновнику придётся совершать кучу обременительных движений самому, а во втором он перекладывает их на кого-то другого. Не будем мазать одной краской всех, но такие встречаются.

Весьма похоже, что аналогичным образом рассуждала и комиссия: не как помочь жильцам разрушающегося дома, а что сделать, чтобы ничего не делать? Словно зощенковский председатель жакта: «Мне ваш воздух вполне полезный. Натуральный воздух, годный для здоровья. Ремонта я вам не могу делать. Печка нормальная». Сначала были формальные замечания к актам экспертиз, потом комиссия вспомнила, что в доме имеются две пустующие квартиры муниципальной собственности, не признанные официально аварийными. И разве кому-то интересно, что от превращения в притон для бомжей и наркоманов эти помещения спасли только сами жильцы, заколотив окна досками и фанерой? Наконец, вспомнили, что в доме функционирует почтовое отделение, относящееся к федеральной собственности. Разве можно такой дом сносить? В общем, не зря говорится, что когда хотят что-то сделать, ищут способ, а когда не хотят – причину.

Кто будет стрелочником?

«Заведует» злополучным домом городская управляющая компания Московского района Твери. На официальном сайте изложена миссия ГУК: «создание максимально удобных и комфортных условий для собственников недвижимости (жилой и нежилой) путём эффективного управления, обеспечения надёжной работы всех систем здания, бесперебойной подачи коммунальных ресурсов и предотвращения аварийных ситуаций». Впечатляет.

«Дом только на вид зачуханный, но ещё ничего, - перевёл на разговорный русский сотрудник ГУК. – Тут от самих жильцов зависит, в каких условиях они хотят жить. Кто-то сделал ремонт, и к нему приятно зайти, а другой сидит сложа руки: мол, мне все должны-обязаны».

Интересно, на каком языке пойдёт разговор, случись (не дай бог, конечно) с домом №17 по улице Центральной какое-либо ЧП. И кого тогда назначат стрелочником.

А жильцам к подобным отповедям не привыкать. Чиновники даже упрекали их за то, что сами владельцы квартир - даже те, кто вселился недавно - и довели свою собственность до плачевного состояния, а потому пускай рассчитывают максимум на расселение по социальной норме – 6 квадратных метров на человека. В общем, у каждой стороны своя правда.

- У городской администрации понимания не находим, - сетуют люди. – Теперь на приём к Рудене пойдём. Говорят, он реально помогает.

____________

В регионе действует «Адресная программа Тверской области по переселению граждан из аварийного жилищного фонда на 2016-2017 годы». Её основной целью заявлено обеспечение стандартов качества жилья и создание безопасных условий для проживания людей. Общая стоимость программы составляет 1,23 млрд рублей. В неё включены 135 многоквартирных домов, признанных до 1 января 2012 года в установленном порядке аварийными и подлежащими сносу или реконструкции в связи с физическим износом, 762 аварийных жилых помещения общей площадью 29644 кв. метра.






Партнеры