В Тверской области самые жуткие сюжеты разворачиваются по пьянке

Внук убил бабку, друг – друга, мать – сына, и все ради чего?

28.03.2018 в 13:10, просмотров: 1457
В Тверской области самые жуткие сюжеты разворачиваются по пьянке

Эти истории из судебной хроники происходили в разное время, в разных местах и при совершенно несхожих обстоятельствах. Общего в них только то, что все эти трагедии случились в небольших городках, и о них еще долго говорили, вспоминали жертв, обсуждали преступников. Может, даже до сих пор помнят, хотя прошло уже без малого три десятилетия. И еще одно общее для всех обстоятельство: все эти преступления, какими бы они жуткими ни выглядели, были совершены, как писали тогда в милицейских протоколах, «в состоянии сильного алкогольного опьянения». Как говорил герой одного известного фильма, «по пьянке закрутилось». Имена и фамилии участников изменены. Хочется надеяться, что они все же сделали выводы из страшных уроков.

Флакон духов

Место действия – Торжок, Тверецкая набережная. Бабушка Прасковья Федоровна не раз и не два жаловалась на своего внука Сергея. В трезвом виде – замечательный, трудолюбивый, отзывчивый мужик. Как выпьет – страшно одной дома оставаться. К тому же если Сергею «не хватало», он приходил требовать денег на выпивку у бабки. А с ней жила молодая девушка, дальняя родственница. В иной день Сергей, если Прасковья Федоровна запиралась, мог и дверь высадить – правда, когда проходил хмель, приходил трезвым и дверь чинил. Но в тот день все получилось не так. Молодая родственница куда-то ушла, бабушка была дома одна. Услышав, что на крыльце топчется пьяный внук, бабка стала ругаться и гнать его. Сергей выломал дверь, толкнул бабушку и потребовал срочно выдать ему денег на выпивку. Бабушка продолжала кричать и ругаться, грозила позвать соседей. Сергей накинул ей на лицо подушку, прижал, а потом, когда бабушка замолчала, стал рыться в ящиках в поисках денег. Денег он не нашел, увидел на туалетном столике флакон женских духов «Москвичка», сунул их в карман и ушел.

Он даже не понял, что задушил собственную бабушку. Когда утром к нему пришла милиция, Сергей долго не мог понять, чего от него хотят. Пустой флакон от духов «Москвичка» нашли у него в постели. В тот же день флакон опознала та самая родственница, которая, как оказалось, выскочила к соседке буквально на минуту. А Сергей за убийство бабушки получил 14 лет. Флакон духов как вещественное доказательство после суда вернули хозяйке. А вот бабушку уже было не вернуть…

«Угомони, а то уйду»

Место действия – Бежецк. Субботний вечер, в одном из частных домов на окраине города выпивает компания. К хозяйке дома Татьяне Антоновой заглянула сестра, попросила оставить на пару часов одиннадцатимесячного ребенка, племянника Татьяны. Ребенка положили на кровать и продолжили пить. Но прошло два часа, а сестра все еще не спешила забрать ребенка. Тем временем гости разошлись, Антонова и ее сожитель стали разбирать постель, и тут проснулся ребенок и заплакал. Сожитель (его имя не сохранилось в судебном приговоре, потому что все свидетели показали, что он ушел до того, как все случилось) сказал Антоновой – угомони его, а то уйду. Пьяная женщина (на суде выяснилось, что у самой Антоновой есть взрослый сын, так что опыт обращения с детьми у нее был) стала успокаивать ребенка, но тот плакал все громче. Сожитель тем временем оделся и ушел. Разозлившись, Антонова открыла окно и…выбросила ребенка на улицу. Тот упал в сугроб и стал кричать еще громче. Накинув на себе платок, Татьяна выскочила во двор и стала ногами и кулаками бить одиннадцатимесячного малыша. Милицию вызвали соседи, которые увидели эту страшную картину. Приехавшие милиционеры больше всего были поражены тем, что обезображенный труп ребенка лежал на кровати, а сама Антонова…мирно сидела рядом и выпивала. На суде она так и не смогла объяснить, почему убила собственного племянника, причем убивала с особой жестокостью – на теле мальчика эксперты впоследствии насчитали два десятка кровоподтеков, несколько переломов костей. Антоновой за убийство дали 12 лет и принудительное лечение от алкоголизма.

Решил проучить

Место действия – деревня Калекино Нелидовского района. Из соседней деревни Бибирево поздно вечером по зимней дороге идет шумная толпа молодежи. Они возвращаются с танцев в деревенском клубе, где произошел конфликт – братья Захаровы повздорили с неким Лаптевым, не поделили девушку. Лаптев тоже идет позади, он знает, что вся компания сейчас собирается в доме у Захаровых – один из братьев как раз отмечает день рождения. Лаптев же бежит домой – он решил проучить своих обидчиков. От деда ему досталось охотничье ружье и 15 патронов, Лаптев нередко ходил на охоту, умел заряжать патроны. На суде он признался, что сначала думал попугать – мол, пальну пару раз, все испугаются и разбегутся. Впрочем, на следующий день следователи изучили следы во дворе дома Захаровых и пришли к другой версии. Он действительно «пальнул пару раз», но после этого залег с ружьем неподалеку, ожидая, когда из дома начнут выскакивать люди. Видимо, планировал расстреливать выбегающих, пока не кончатся патроны. Но никто не выбегал, в доме раздавались крики и женский плач. Лаптев полежал в снегу, ему захотелось спать, он пошел домой и уснул. Он был очень пьян даже спустя три часа, когда к нему пришли милиционеры.

Выяснилось. Лаптев стрелял в окна, закрытые занавесками. И не видел, что первая пуля разбила бутылку на столе, одному из братьев Захаровых оцарапало щеку. А вторая пуля попала в лоб парню, сидевшему рядом. Это был близкий друг самого Ивана Лаптева, да к тому же жених его младшей сестры, свадьба уже была назначена. Сам Лаптев никак не мог понять, как он мог одним выстрелом сделать своего друга мертвым, а свою сестру – несчастной на всю жизнь, жених погиб у нее на глазах. Суд присудил ему 14 лет.

«Была бы трезвой – не убила бы»

Место действия – поселок Выползово под Бологое. Раннее утро. Ольга Семенова 29 лет сидит в кухне, чистит картошку. Голова у нее раскалывается «после вчерашнего», и когда на огонек заглядывает знакомая, предлагающая скинуться и купить чего покрепче, Семенова не отказывается. Выпив с подругой и проводив ее, она возвращается в кухню, садится и продолжает подливать себе из бутылки. А ее восьмилетний сын поминутно заглядывает с вопросом – мама, скоро мы будем есть? Мама, я есть хочу! Мама, уже вечер, а ты еще утром обещала нам картошки пожарить!

В то, что произошло потом, поверить невозможно. Но это реальность, зафиксированная в сухих формулировках судебного приговора. В какой-то момент, когда сын в очередной раз заглядывает в кухню, Семенова не выдерживает. После будет установлено, что она нанесла сыну около 20 ножевых ранений, причем при длине лезвия кухонного ножа 8 сантиметров примерно половина ран была такой же глубины – признак того, что удары наносились с огромной силой, с размаху, с неистовой пьяной яростью. Убив сына, Семенова сняла с него одежду, сожгла в печи, а после стала прятать труп. Сперва она его отнесла в погреб и завалила картошкой, но погреб был общий на две семьи, и соседи могли его обнаружить. Семенова перенесла тело во двор, спрятала под досками в сарае. Сосед вышел во двор, увидел, как собака слизывает пятна крови со снега, заподозрил что-то неладное. Потом он выступал свидетелем на суде. Рассказал, что Семенова все три дня после убийства продолжала пить. И даже пила с бывшим мужем, который, к слову, даже не поинтересовался, куда пропал его сын. На суде Семенова сказала только одну фразу: «Была бы трезвой – не убила бы». Суд приговорил ее к 14 годам лишения свободы.




Партнеры