Ржевский крест: кто развязал в городе Воинской Славы войну за мертвецов

10.06.2019 в 16:32, просмотров: 1153
Ржевский крест: кто развязал в городе Воинской Славы войну за мертвецов
фото: Семен Величко

К ритуальной коммерческой сфере, который в народе называют бизнесом «на костях», наши граждане хоть традиционно и относятся с пониманием, но по понятным причинам стараются не вдаваться в детали. Кому хочется лишний раз размышлять о гробах, венках и прочих печальных атрибутах? А между тем эта сфера является не только одной из самых прибыльных, но и довольно коррумпированной, даже порой криминализованной. «Кладбищенские войны» нет-нет, да и всплывают в заголовках новостей, и тот, кто думает, что это осталось в далеких девяностых, наивно заблуждается.

До 2017 года в городе Ржеве было четыре кладбища: Казанское, Смоленское, Старообрядческое и Щупинское. Свои ресурсы они давно исчерпали, и перед городом встал вопрос о новом месте захоронения. Чуть забегая вперед, скажем, что решение было принято еще при главе Игоре Королькове, тогда же был определен и участок. Но довести дело до логического завершения удалось уже при нынешнем градоначальнике Родивилове – как уже упоминалось выше, в 2017 году. Но вот наступила осень, и выяснилась очень неприятная деталь: новое муниципальное кладбище после затяжных дождей подтопило, и стало ясно, что впереди дорогостоящие и непростые работы по осушению местных почв.

Фотографии и даже видео, на которых запечатлена хлюпающая грязь между рядами могил, облетели тверские соцсети и в итоге привлекли внимание журналистов. Сюжет как флаг схватили в руки и не выпускают третий год, пиарясь на нем, как только можно, представители различных политических сил: в первую очередь мы имеем в виду, конечно же, тверской обком КПРФ.

На носу очередные выборы, и в интернет-пространстве недавно понеслась очередная «кладбищенская» медиаволна. Фотокадры с сырыми могилами и размытыми дорогами действительно впечатляют: но действительно ли все так кошмарно? Почему ржевские информационные сюжеты постоянно крутятся около кладбищ, и почему при этом медиаволны рождаются не столько в Ржеве, сколько в Твери, а обычные ржевитяне, судя по местным группам в соцсетях, обсуждают не кладбища, а совсем другие проблемы?

«МК в Твери» решил провести собственное расследование, чтобы расставить все точки над i. Для этого наш корреспондент отправился в Ржев.

Дороги и канавы

Новое кладбище, хоть и является городским, находится не на территории Ржева – в Хорошевском сельском поселении. С асфальтированной дороги нужно свернуть на вполне приличную грунтовку, которая и приведет к самому, наверное, обсуждаемому участку земли во всем районе. Как нам поясняют сотрудники МУП «Ритуал», в чьем ведении находится городское кладбищенское хозяйство и которых мы попросили показать печальное место, состояние пути к захоронениям было гораздо хуже, но силами предприятия была произведена отсыпка, и теперь можно не бояться за подвеску автомобиля. Во всяком случае, если не гонять на полной скорости, чего в подобных местах, естественно, не делают.

фото: Семен Величко

С каждой стороны от дороги расположены канавы для отведения воды. Сейчас они полностью сухие – больших дождей давно не было, а все «лишнее» вытекло еще в то время, когда здесь проводилось благоустройство, а точнее, своего рода мелиоративные работы. Но в том, что воды здесь совсем нет, и никогда не бывало, нас убедить не пытаются. Представители МУП не скрывают: да, участок проблемный, и должен осушаться, но, во-первых, тех, кто его по каким-то

причинам выбирал под кладбище, давно нет в коридорах власти, а во-вторых, ситуация для российских кладбищ не уникальна.

фото: Семен Величко

- Траншеи быстро заполнялись, - поясняет сотрудник муниципального предприятия, вызвавшийся сопровождать корреспондента по печальным местам Ржева. – Потом вода ушла. Только обратите внимание, сколько здесь глины. Это особенность почвы, никуда от нее не деться.

Рядом с пересохшими траншеями действительно виднеются рыжие отвалы. Глины много, от этого донья канав заметно заилены. Почва такова, что вода здесь наверняка задерживается. Вдобавок ко всему территория кладбища идет немного под уклон.

фото: Семен Величко

- А далеко здесь до Волги? – это важный вопрос, ведь в интернет-пространстве муссируются слухи, что кладбище расположено прямо на берегу реки.

Оказывается, информация не соответствует действительности.

- От девятисот метров до километра. Все остальные ржевские кладбища гораздо ближе к реке, это, наоборот, самое дальнее, - поясняют сотрудники.

Но вот наконец мы добираемся до самих захоронений. Могил и крестов немного: но оно и понятно – кладбище действует меньше двух лет. Сейчас на нем около 300 захоронений.

Нам объясняют: впоследствии оно будет гораздо больше – судя по плану развития, существует еще и вторая очередь, но до нее дело дойдет еще не скоро. Специально проверяем: воды нет, причем ни на дорожках, ни возле могил. На кладбище сухо. Границы будущих проходов между рядами захоронений отмечены колышками с натянутой бечевкой.

- Почему все-таки была выбрана эта территория? – задаем вопрос, который наверняка интересует многих.

Выясняется, что дело осложнено статусом земель – когда в 2016 году на старом Щупинском кладбище не осталось места, ходили разговоры о том, что к нему добавят еще один участок, но дело осложняло то, что земля находилась в федеральной собственности. Передача в этом случае может длиться даже не месяцы, а годы. Более того, земли вокруг Щупинского кладбища имеют сельскохозяйственное назначение. Проблема же, хоть и не решалась просто, как все понимали, не терпела долгих отлагательств.

По словам сотрудников МУП, разговоры о новом муниципальном кладбище в Хорошевском сельском поселении ходили еще при мэре Королькове. И никто тогда не был против выбранного участка. Когда же кладбище открылось, у него тут же нашлись недоброжелатели: причем местные, которые работают в «бизнесе на костях» уже тридцать лет и прекрасно осведомлены об особенностях ландшафта. Теперь именно они громче всех кричат про «болото». А кое-кто даже утверждал, будто нашел там торф, хотя никаких доказательств этому представлено не было.

Наше внимание обращают на важную деталь: нападки на МУП «Ритуал», что примечательно, начались после объявления результатов проведенного городской администрацией конкурса. В Ржеве, по примеру многих городов, решили определить управляющего всеми кладбищами города – то есть, по сути, вернуть ритуальную сферу под государственный контроль. В основные задачи организации, которая будет этим «контролером», занесли следующее: наведение порядка и контроль за его соблюдением, а также копка могил, вывоз мусора с кладбищ, опиловка деревьев, отсыпка дорожек и многое другое.

Вот только желающих занять это место было несколько: и именно в этом многие в Ржеве видят истинную причину информационной движухи, идущей два года вокруг нового кладбища и вокруг обслуживающего его МУП.

На конкурсной основе

Заявки были поданы не только от МУП «Ритуал», которое официально начало действовать с мая прошлого года (изначально участок под ритуальную деятельность был передан из областной собственности МКП «БиЛД» города Ржева). На право управления ритуальной сферой претендовал и ряд предпринимателей, которые до этого по сути годами и рулили ржевской «похоронкой».

Но серьезная проверка законами и документами оказалась частным ритуальщикам не по плечу: конкурс они в итоге проиграли – не смогли предоставить всю необходимую документацию. Управлять городским кладбищенским хозяйством стало МУП «Ритуал»: именно это и не устроило коммерсантов от ржевской «ритуалки», которые категорически не хотели терять хлебное место. Тогда-то на ржевском ритуальном поле и развернулась информационная война со страшными фотографиями.

Сотрудники МУП делают оговорку: в Ржеве существует несколько ритуальных организаций, и часть из них поддерживает вполне доброжелательные отношения с муниципальным предприятием. Недовольных всего трое: это предприниматели Баранов, Доморацкий и Жуков. Одному из них принадлежит так называемый прощальный зал, который, как недавно подтвердила прокуратура, а за ней суд, существует порядка десяти лет без разрешительных документов и по сути действовал все это время нелегально. Другие развернули доходный и очень сомнительный бизнес на старом Щупинском кладбище – прямо на входе расположен павильон, где предоставляют ритуальные услуги. Причем, как нам пояснили, по документам он должен вообще-то находиться в трех сотнях метров в глубине кладбища. Однако в реальности позицию предприниматели выбрали более грамотную с точки зрения маркетинга и сомнительную с точки зрения закона.

Может, теперь преувеличивают уже сотрудники МУП? Садимся в машину и едем на старый городской погост, закрывшийся несколько лет назад.

фото: Семен Величко

Муляжи и бизнес на потоке

Щупинское кладбище явно больше, чем новое муниципальное, это заметно уже на подъезде к нему. Тем не менее, похороны там уже не проводятся – мест нет, официально оно закрыто. Исключение составляют так называемые семейные захоронения, на которых оставляют места для родственников покойных. И здесь, к сожалению, есть сразу несколько лазеек для «бизнеса на костях». Самая распространенная – самовольное расширение участка. Но есть и более изощренная.

Мы идем мимо могильных оградок и натыкаемся на странное захоронение. Ни креста, ни памятника, ни даже холмика. Просто огороженный низким металлическим заборчиком участок с простым столиком и скамейкой. Это, как нам поясняют, так называемый «муляж».

Никакого захоронения там на самом деле нет – просто кто-то договорился с «ритуальщиками», и они таким образом «бронируют» для заказчика место, как при долевом строительстве. Услуга, разумеется, не бесплатная и составляет несколько тысяч рублей, не считая покупки столиков и оградок у тех же ушлых ритуальных коммерсантов. Говорят, даже есть специальный журнал, где расписываются доверчивые граждане. Вот только никакой гарантии, что участок в итоге достанется им, конечно, никто не дает, и были прецеденты, когда пожилые люди оказывались в итоге без денег и без участка.

Представители МУП говорят, что ничего, увы, с этим поделать не могут, ведь история многих «муляжей» тянется очень давно, а документально «покупку»

подтвердить нечем. Наши сопровождающие говорят, что их очень возмущает, когда конкуренты обвиняют в продаже участков под захоронение МУП «Ритуал», ведь предприятие берет деньги только за услугу по копке могил, а землей не торгует, и даже копая могилы, МУП, в отличие от частников, работает с договорами и чеками, по-белому.

Говоря откровенно, проблема противостояния теневого бизнеса и легальных ритуальщиков существует во многих российских городах. «Бизнес на костях» - сфера, повторимся, довольно специфическая. Человеческое горе, как бы нас от этого ни коробило, для многих такой же товар, вернее, услуга. Как говорится, кому война, а кому мать родна – так и здесь. В похоронном бизнесе есть и своя коррупционная составляющая: официально об этом, конечно же, не говорят, но для жителей того же Ржева платные рекомендации санитаров морга и сотрудников скорой помощи - секрет Полишинеля. На убитых горем родственников, от тяжести ситуации зачастую неспособных адекватно воспринимать ситуацию, сыплются визитки «правильных» ритуальщиков. За каждое направленное в коммерческую структуру тело тот, кто порекомендовал, получает «премию» - 1000-1500 рублей. Мы вовсе не утверждаем, что так делают все медики и санитары города, однако, по словам местных жителей, подобная практика существует. И люди не торопятся осуждать врачей и фельдшеров «скорой» - зарплаты у тех далеко не предел мечтаний.

У ритуальщиков-частников есть возможность платить за сомнительную рекламу черным налом, МУП же работает по открытой системе, поэтому, говорят представители предприятия, проигрывает в информационной войне. При этом услуги предприятия гораздо дешевле, чем у конкурентов, порой в несколько раз. Но на 70 умерших, как нам пояснили, через МУП в итоге проходят 2-3. В разговоре с нами представители предприятия несколько раз подчеркивают: МУП существует исключительно на самообеспечении, денег из бюджета городские ритуальщики не получают. А потому обвинения в расхищении казенных денег вызывают у них негодование.

- При всем этом с просьбами спилить деревья и убрать мусор приходят к нам, - подчеркивают они. – А зарабатывают при этом другие – те, кто всеми правдами и неправдами поддерживают информационную вакханалию вокруг нашего муниципального предприятия.

Сотрудники МУПа, да и многие далекие от ритуального бизнеса жители Ржева, которые в курсе ситуации, считают причину кладбищенского ажиотажа в интернете очень простой: ритуалка в Ржеве много лет была дойной коррупционной коровой для ряда коммерческих структур, и вернув ритуальный сервис под госконтроль, муниципалитет наступил кое-кому на родной кошелек.

фото: Семен Величко

За что воюют коммерсанты-ритуальщики, понять еще можно. Здесь, как говорится, ничего лишнего, просто бизнес. Но что забыли в кладбищенской теме представители КПРФ, которые два года на своих ресурсах систематически атакуют МУП, а заодно администрацию города, которая контролирует муниципальное предприятие?

Не хочется думать о партийной коррупции, о том, что кто-то за мзду мог стать отбойным политическим молотком в руках обиженного ритуального бизнеса, хотя это было бы, наверное, небезосновательно. Но то, что мы знаем точно – в Городе воинской Славы скоро пройдут выборы в Ржевскую городскую Думу, и ситуация вокруг нового кладбища становится разменной монетой для парламентской оппозиции, а поддержка отлученных от ритуальной кормушки коммерсантов приобретает политическое звучание.

Безусловно, участок, на котором стоит новое кладбище, не идеален. Но, побывав на месте, посмотрев все собственными глазами и запечатлев на фото, мы пришли

к выводу, что все далеко не так страшно, как в этом пытаются убедить тверское интернет-сообщество. Судя по всему, именно тверское: потому что, когда мы попытались уже в Ржеве найти хоть какие-то письменные жалобы и обращения от жителей по поводу тонущего кладбища, никаких массовых петиций не нашлось.

«МК в Твери» продолжает следить за развитием ситуации.