Эксклюзив: участник "банды черных риелторов" рассказал, как хоронил живых людей

Эксклюзив: участник "банды черных риелторов" рассказал, как хоронил живых людей
Фото: Екатерина Царева

В Конаковском городском суде Тверской области 2 октября началось рассмотрение уголовного дела в отношении Рашида Насирова, обвиняемого в убийстве нескольких человек, мошенничестве и кражах в особо крупном размере. Все это происходило в составе так называемой банды «черных риелторов».

Фото: Екатерина Царева

Напомним, 16 человек в составе преступной группы обманывали и накачивали психотропными веществами жителей Москвы, которые в этот момент находились в Твери, чтобы обманом получить жилье в столице. Потом этих людей-собственников столичного жилья, как и иных свидетелей, убивали, причем крайне жестоко. Некоторых хоронили заживо.

Глава группировки Роман Шугаибов уже не сможет раскаяться – он покончил с собой в душевой кабине в СИЗО. Сейчас Конаковский городской суд рассматривает дело в отношении, как его прозвали СМИ, «штатного убийцы» банды - Рашида Насирова. Одним из методов расправы над жертвами у Насирова было закапывание заживо в землю.

Фото: Екатерина Царева

Насиров родом из средней Азии, остался жить в Белоруссии после службы в армии. Позже Насиров владел кафе на трассе Москва-Санкт-Петербург, недалеко от Твери, но заведение погрязло в долгах и закрылось.

2 октября, в день первого судебного заседания, Насиров дал эксклюзивное интервью корреспонденту «МК в Твери» прямо в зале Конаковского городского суда.

Насиров прошел в клетку, и как только к нему подошел корреспондент, сразу встал и вежливо сказал: «Да, я готов рассказать». Выглядил подсудимый подавлено, говорил тихо, отвечал скупо. Смотрел прямо в глаза.

"Хороший, порядочный человек "

- Что вы делали в Белоруссии?

- Работал. И в Тверь приехал работать. Здесь было свое дело – кафе. Но оно закрылось.

- И кто вам пришел на помощь?

Вздыхает. Недолгая пауза.

Шугаибов Роман. Я его не знал ранее, у меня знакомых много было – вот и познакомили с ним, сказали, что хороший, порядочный человек. Деньги и связи есть. Я пытался найти другое помещение для кафе, а он все говорил, что нужны большие вложения, это невыгодно. И предложил заниматься «вот этим».

Задачу дали простую – «никакого криминала» - держать в определенном доме людей и уговаривать их продать свои квартиры. Насиров психологически обрабатывал своих жертв, а за некоторыми даже ухаживал, гулял с ними, и выпить компанию составлял, зубы лечил. Одной из таких квартир стала съемная квартира в доме №10 на бульваре Гусева в Твери.

Рассказывая о криминальных подробностях, Насиров не оставляет спокойно своих рук: сжимает их, или наоборот, распускает.

- Я содержал людей, которых находили специальные люди Шугаибова в Москве. Даже родственники с ними созванивались, а они говорили: «Я здесь, мне хорошо». Я их не закрывал и не удерживал взаперти.

- Как вы делали так, чтобы люди чувствовали себя хорошо тут?

- А в каких они условиях в Москве жили? К одному зашел в квартиру – там грязь, он жил один, дочери был не нужен. Дочка всю пенсию перевела на себя, он жил как бомж. Я с ним поехал в Тверь. Поначалу он мне не доверял: «Обманываешь?», «Да нет конечно». Я ему тут зубы лечил.

- Это, как я понимаю, речь идет о юристе Николае Сальникове?

Пауза.

– Да.

Юрист Николай Сальников был похоронен заживо. «Поехали на кладбище с Шугаибовым. Выкопали яму, все подготовили, закопали. Он так и не проснулся», - рассказывал Насиров.

- Как произошло, что вы его похоронили заживо?

- Заживо? Да я об этом тогда не знал, никаких признаков жизни не было. Я узнал об этом только от следователей. По факту они (Шугаибов с женой) приезжали, давали что-то выпить – и я думал, что люди умирали. Пульс не проверял. 

- Дочка первой жертвы, Соболева Сергея, сама привезла его в Тверь, хотела развести на деньги – у него их было много. В Твери много пила. Я ему (Шугаибову - ред.) позвонил и сказал: Вот, нагадила в квартире. Соседи жалуются. Он мне ответил: «Хорошо, я вечером приеду». Вот и приехал, поздно вечером – около 12 часов. Она захотела пить, а он ей не дает, говорит: сейчас поедем в магазин. Ну, если хочешь, вот есть с собой бутылка самогонки. Она выпила, и все: захрипела и начала терять контроль. Шугаибов смеется: «Все ей».

-А Соболев?

- Соболева он застрелил же. Дочку отравил.

- В каких отношениях вы были с жертвами?

- Я с ними со всем был в хороших отношениях, можно даже сказать в дружеских. Я не такой, как…

Тихо повторяет, почти про себя: я этого не хотел...

- Шугаибов приказывал убивать?

- Он ничего не приказывал. Он просто делал: раз-бах-и все.

- Так вы же сами участвовали в убийствах…

- А куда бы я делся…Мне тоже сказали: мол, надо было сразу пойти в милицию. Да я бы сразу на месте там лежал, у милиции-то. У Шугаибова были большие связи везде.

Фото: Екатерина Царева

Как расправлялись с жертвами, и почему те отказывались от московского жилья

- Чем накачивали жертв?

- Эти таблетки я сам забирал из Москвы. Мне говорили к какому метро подойти – получить рецепт. Но следователь говорит: он «просто давал снотворное».

Главари банды расправлялись и с сообщниками – те свидетели, которые участвовали в сделках с квартирами, на которых оформлялись некоторые квартиры, стали лишними и опасными. Их убийства были не менее жестокими.

- Убили, получается, дочь Соболева и его самого, юриста Сальникова и друга Ромы – «помощника» в оформлении квартиры Сальникова. Я не думал, что он убьет своего друга так.

- А как все же убеждали передать свое имущество людей?

- Они сами подписывали. Просто зачем такая Москва, зачем такая жизнь?

- Например, дочь Сальникова сначала подала его в розыск. Я привез после этого Сальникова в Москву снова, а потом выяснилось, что он там дочери не нужен. Шугаибов решил отвезти его в деревню, потом к нотариусу, потом пива дал… и все. «Пивка хочу», говорил Сальников. «На пивка». Я потом Шугаибова спрашивал: «Зачем тебе это все? Он же все подписал! Дочке он был не нужен». А ведь она даже тело не захотела забирать.

- Хоронили в чужих могилах?

- Нет, конечно. В чужих могилах не хоронили, Шугаибов искал просто места рядом.

Фото: Екатерина Царева

Отсутствие заработка, зато наличие нескольких уголовных дел

- Сколько участников ОПГ вы знали? Какие взаимоотношения были в банде?

- Я знал только Романа и его жену.

- Много ли денег заработали?

- Да ни черта не заработал. Мне ничего не дали: сначала было: «потерпи, мне надо что-то купить», потом только выделяли на содержание людей. Если бы я знал заранее, то вряд ли бы пошел на такое. А уже на тот момент я никак не мог это прекратить. Я даже в Дагестан уехал от него, прятался, – он даже там приехал за мной. У Шугаибова везде связи.

- После первого убийства вас кошмары не мучили?

- Как и у всех, конечно, мучили.

- А сейчас?

Молчание.

– Да и сейчас не очень хорошо. Я уже обращался и к дочке Сальникова, ее единственную знаю, разговаривал по телефону. Я ей сказал: «Не хотел, чтобы так все получилось».

Фото: Екатерина Царева

Дети ни о чем не должны знать

- У вас есть семья?

- Четверо детей. Двое работают на телевидении в Белоруссии. О произошедшем не знают: я попросил следователя не говорить. Только общался со старшей дочкой – ей все рассказал, все объяснил. Сказал никому ничего не говорить. Жены нет, разведен. Я один воспитывал детей.

- Жалеете о произошедшем?

- Я раскаиваюсь за содеянное. После первого убийства мне Шугаибов сказал: «Я очищаю страну от таких людей». Что за человек!

- Шугаибов уже не ответит за преступления...

- Он собирался бежать – даже машину успел продать. Его задержали в последний момент. И он бы меня не оставил. В живых.

Насирова обвиняют в нескольких эпизодах убийств, мошенничестве и кражах в крупном размере. Судебные заседания продолжатся в Конаковском суде. Подробнее о том, как происходили убийства и мошенничество, читайте в следующем материале «МК в Твери».

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру